Найти на сайте: параметры поиска

Краткий очерк системы КОНТЭН

21 января 2008 - Администратор

Для того, чтобы овладеть какой-либо системой знаний, необходимо четко представлять ее цели и задачи.

Система КОНТЭН существует уже более десяти лет, о ней много спорили и спорят.  Я давал и даю множество подробных рекомендаций по самым разным вопросам, но все они, как я сейчас считаю, были частностями, почти не касающиеся ее основ.  

То есть, сложилась очень странная ситуация, заключающаяся в том, что как сторонники и защитники КОНТЭН, так и его критики и противники спорят о том, о чем ни те, ни другие не имеют целостного представления.

Трудно заниматься предметной критикой, если не понимаешь, что именно критикуешь – в этом случае все неизбежно скатывается к банальной ругани. Трудно защищать и отстаивать то, чего не понимаешь – в этом случае защита вряд ли будет эффективной, а порой может даже и действовать наоборот. И уж тем более трудно идти по дороге, если ты не знаешь, куда и зачем идешь. Что же говорить об обычных людях, не вовлеченных в эту многолетнюю полемику? Их наиболее частый, и как правило первый вопрос: «А какая у вашей системы философия?»,  также должен получить свой ответ.

Необходимо, наконец, восполнить это упущение, и как можно более четко и коротко сформулировать основы системы, чтобы ученики точно могли понимать, чему они учатся и на что должны направлять свои силы и свое внимание.

Точно так же и всем остальным станет понятно, почему, говоря о системе КОНТЭН, мы неминуемо вынуждены  говорить и обо всех других стилях боевых искусств,  анализируя и сравнивая их. Надеюсь, теперь станет ясно, с каких позиций проводится это сравнение, какие цели при этом преследуются и какие задачи ставятся.

Кроме того, надеюсь, что также станет понятно, каким образом система КОНТЭН использует теоретическое и техническое наследие стилей-предшественников, по каким критериям отбирается верное и неверное, выгодное и невыгодное.

 

Итак:

 

1. КОНТЭН и философия.

Слово «философия» лично мне не нравится, поскольку сегодня оно имеет неприятный оттенок смысла «абстрактные рассуждения; разговор ни о чем; переливание из пустого в порожнее». Поэтому такой философии в КОНТЭН не было с самого начала, нет и сегодня  - и не должно быть никогда.

Вместо этого у нас есть обширный и конкретный теоретический раздел, ознакомление с которым обязательно для правильного подхода к изучению системы, для достижения каждым учеником реальных результатов в виде умений и навыков.

Любые утверждения и положения в этом разделе предметны и конкретны, и служат для того, чтобы ученик мог сам четко определить: это КОНТЭН, а это нет, это верно с точки зрения системы, а это нет.

Все рекомендации даются для конкретной отработки, и все их можно отработать и нужно отрабатывать, иначе ни о каком постижении смысла КОНТЭН, достижении состояния КОНТЭН, или овладении системой боя КОНТЭН речи быть не может.

При этом важнейшим и необходимым условием является трезвое и ясное сознание ученика, четкое понимание значения каждого слова и термина, четкое понимание цели занятия.

 

2. Откуда взялось название КОНТЭН и что оно обозначает.

Название «КОНТЭН» происходит от словосочетания «контроль энергии».

Это мой вариант перевода корейского «хап ки», поскольку одним из основных стилей-предшественников КОНТЭН является корейское хапкидо.

Сейчас среди самих хапкидоинов классическим переводом понятия «хапки» принято считать «сосредоточение энергии», но мне кажется, что такая трактовка во многом неудачна. Сразу возникают вопросы, где сосредотачивать энергию, какую именно, и главное, зачем – а уж тем более, как ее использовать.

Сосредоточение чего-либо без контроля над сосредоточенным вряд ли удастся, а потому не имеет смысла. Поэтому главным и принципиально необходимым условием сосредоточения, а уж тем более условием использования чего-либо, является контроль..

Рекламные заявления о «внутренней энергии», а также об «использовании энергии противника» опять же требуют наличия контроля этой энергии, причем контроля не иллюзорного, а реально ощутимого как вами, так и вашим противником или партнером, иначе так и останутся рекламными пустышками.

С моей точки зрения, перевод очень многозначного понятия «хап ки», как «контроль энергии» является гораздо более подходящим, поскольку понятие контроля изначально предусматривает наличие ответов на все эти вопросы, а главное – изначально предусматривает активную и сознательную деятельность человека.

КОНТЭН возник на основе хапкидо и поэтому применяет приемы из арсенала хапкидо, использует ради удобства некоторые привычные названия и формальные упражнения.

Однако при этом у нас нет желания ограничиваться только одной точкой зрения, только одним подходом к пониманию боевого искусства, особенно если это понимание и само точно не определено. Тем более, что в самой системе хапкидо очень много белых пятен, которые не становятся ясными даже для хапкидоинов высокого ранга.

Конкретно –  в хапкидо нет однозначной и четкой терминологии,

нет однозначной и четко определенной базы

нет четкого понятия о тактике,

нет даже формулировки тех самых «принципов», вокруг которых как будто бы собиралась эта система.

принципы «воды» и «круга» скорее декларируются, чем используются, что ведет к их непониманию и неприменению самими преподавателями.

Поэтому в свое время были начаты исследования других систем, основным понятием которых также является «Ки», и которые также говорят о «принципах», как о главнейших основах боевых искусств, более важных, чем приемы, являющиеся всего лишь частными проявлениями этих принципов.

Поиск четких формулировок этих принципов - закономерностей реального боя, единых для всех стилей и направлений,  - стал основной задачей КОНТЭН.

Конечно же, при таком подходе активно исследовалось и японское направление айкидо, наиболее близкое к хапкидо. Но конкретного определения «Ки» и там не оказалось, а арсенал оказался весьма ограниченным, полным условностей и явно недостаточным для реального боя. Точно так же были отброшены и многие приемы хапкидо, изучаемые как «классика»,  - они, хоть и внешне эффектные, пригодны только для показательных выступлений, на которые и ориентируются все федерации хапкидо.

Рассмотрев различные стили боевых искусств, я счет наиболее перспективными для исследований в интересующих меня областях так называемые «внутренние стили» традиционного китайского ушу – синъи-цюань и багуа-чжан, которыми мне приходилось заниматься ранее. Их выгодно выделяло то что они выглядели от акробатических излишеств, а технические действия были немногочисленны. При этом эти стили, согласно легендам и дошедшим до нас немногочисленным фактам, вполне успешно конкурировали с технически более сложными «внешними» стилями. Это означало, что в этих системах обязательно должна быть детально проработанная тактика, а технические действия должны обладать большой универсальностью.  Теория «внутренних стилей» при этом была более обширной, что позволяло надеяться на то, что многие важные моменты прописаны в ней весьма  детально. Такой подход к делу при правильном толковании действительно мог оказаться очень эффективным,  очень рациональным и пригодным для людей самого разного возраста и комплекции.

В процессе исследования выяснилось, что в теории многие моменты прописаны очень абстрактно,  что допускает самые разные их толкования. Именно это в основном, к сожалению и было причиной обширности теоретического материала.  Толкования многих принципиальных моментов, как оказалось, остаются неизвестными большинству занимающихся, в результате чего смысл движений чаще всего сводился лишь к оздоровительной гимнастике, Комплексы формальных упражнений являются единственным способом применения этих движений, и о правильности или неправильности, как оказалось, можно судить лишь по тому, как тот или иной мастер выполняет комплекс. Боевое применение движений при этом что характерно зачастую требует отхода от классических канонов, и несмотря на свою прикладную эффективность, чаще всего объявлялось «неправильным», а сам подход с точки зрения функциональности, как правило, встречает ожесточенное сопротивление.  Кроме того существует привычное восприятие, глубоко укоренившееся на подсознательном уровне, любого китайского исполнителя как изначально лучшего чем любой европейский, а уж тем более русский. Как при этом можно заниматься, к чему стремиться,  зная, что ты всегда будешь хуже любого китайца, остается для меня загадкой.  Как можно видеть, что хваленые «мастера» зачастую не обладают минимальными боевыми навыками, а те, кто обладает, движутся иначе, чем того требует классика – как можно это все видеть, и при этом не пытаться проанализировать это? Как можно говорить о каком-то постижении, если буквально все, что мы имеем право узнать, должно быть передано из рук «посвященных мастеров», которые так же получили эти знания от кого-то еще – а откуда же тогда получили знания сами основатели стиля? И что тогда остается постигать всем остальным?

Очевидно, что ни о каком реальном развитии и прогрессе при таком подходе речи быть не может – точно так же как не может быть речи и об улучшении понимания стиля учениками, или даже о сохранении стиля в полном объеме. Сохранение такого положения может быть выгодно только в том случае, если все «хранители» прекрасно знают что полным пониманием стиля не обладают, что у них не хватает чего-то самого важного. Знают, но при этом хотят сохранить свой авторитет. Если же окажется, что знания с помощью практики может получить любой человек, то они, несомненно, утратят свое положение. Таким образом в среде этих БИ имеется неразрешимое противоречие, которое так или иначе ведет к тому что стил будут все далее ритуализироваться, все дальше уходить от реальной практики, а знания, «хранимые» таким способом, будут все более искажаться и теряться.

Тем не менее, анализ теоретических положений внутренних стилей дал вои плоды и позволил существенно улучшить систему, понять основные и принципы и закономерности боя, общие для всех боевых искусств.

По этой причине при создании КОНТЭН в качестве теоретической основы для рекомендаций по тренировкам и боевой практике были использованы канонические тексты синъи и багуачжан.- однако КОНТЭНовское толкование этих текстов, основанное на функциональном подходе, как правило, резко отличается от того, которое считается классическим среди «адептов» классических внутренних стилей.

Тем не менее, я уверен, что наше толкование этих текстов более соответствует реальным требованиям боя. Почему?

Я потратил долгое время на обработку и сличение существующих переводов этих текстов.  Как я уже писал выше, в этих переводах принципы и даже техника также описываются и комментируются весьма расплывчато, хотя часто повторяется фраза о конкретности и применимости этих советов, а также об их большой важности.

 Это привело меня к мысли что проблема здесь не в изначальной «философичности» и беспредметности текстов, а всего лишь в некомпетентности комментаторов и переводчиков. Сами же мастера действительно давали ясные и просты е указания на те вещи, которые для них были очевидны и необходимы. Я исходил из предположения, что все эти рекомендации изначально верны и практически применимы, как и указывается в текстах. Если же при этом существующие сегодня «адепты» этих стилей не являются самыми эффективными бойцами среди других стилей, то значит они эти рекомендации не понимают и не применяют. А стало быть та «классика» которую они насаждают, вполне может не соответствовать тому искусству, которым реально  владели почитаемые ими мастера. В области религии и науки есть множество исторических подтверждений того, что переводчики и комментаторы часто искажают информацию. Некоторые при этом исходят из своих убеждений, и целенаправленно «подгоняют» информацию под то, что считают единственно правильным и верным, но большинство - просто потому, что не имеют реального опыта в том, что переводят (речь не о языке), но очень хотят создать у читателя впечатление своей «компетентности». Вот тут-то и начинается самая путаница выдумок и непониманий, бездумного списывания и прочей «философии», именно той, которую я так не люблю.

Поэтому я занялся переводом этих переводов на язык привычных нам понятий. Результатом этой работы и является современная система КОНТЭН,  ее  характерная точка зрения на суть и значение боевых искусств. Причем применение принципов КОНТЭН в практике стилей-предшественников, то есть хапкидо, синъи и багуачжан также дает любому практику возможность для резкого продвижения вперед, более полного овладения изучаемым стилем.

 

3. «Энергия» и «контроль энергии», как основные понятия системы КОНТЭН.

Как известно, понятие «Ки» или «Ци» активно используется всеми без исключения боевыми искусствами Востока, и все они при самых больших различиях в тренировочной практике и арсенале, сходятся в том, что «Ки» есть основа любого движения. Но нигде и никто до сих пор не дал четкого и понятного определения «Ци». Что характерно, его нет даже во всемирно известных книгах, посвященных именно «Ци» и ее тренировке – наоборот, там больше всего именно путаницы и выдумок, а отработка в основном  сводится к иллюзиям и самовнушению.

Что же это именно такое, как проявляется в каком-либо действии, а главное – зачем оно вообще нужно, при этом нигде и никем не объясняется – вместо этого, как правила, идут причудливые рассуждения, многословие которых если и применимо в тренировке, то разве что косвенно.

В любой боевой ситуации присутствует множество энергий. Это сила тяжести, силы, которые бойцы прикладывают для перемещения собственных тел и силы, которые они прикладывают для совершения боевых действий. Кроме этих сил, действующих в данный момент, необходимо учитывать также и инерции, которые возникли при предыдущих перемещениях и действиях, и которые существенно влияют на последующие применения сил. Именно для того, чтобы не путаться между силами и инерциями, выгодно использовать обобщающее понятие энергий.

Чтобы сразу выделить самое главное, можно сказать без особых натяжек, что именно контроль всех этих энергий – своих и противника – является идеалом и конечной целью любого боевого искусства, в какой бы стране оно ни возникло и какие бы приемы ни применяло.

При всем различии стилей и подходов, при всей существующей сегодня путанице и многословии другой цели у них быть не может

Правильное исполнение даже наиболее простого приема, будь то бросок, удар или уклон - прежде всего требует контроля своих движений, четкой наработанной последовательности исполнения всех микродействий, которые совершает боец при его исполнении.  Правильное исполнение более сложных приемов, например, бросков, требует контроля не только своих движений,  но и движений противника. Бой же с несколькими противниками требует контроля движений каждого из них.

То есть, можно сказать, что целью всех занимающихся любого стиля и любого уровня является достижение состояния контроля энергии или «состояния КОНТЭН». Или так – КОНТЭН является тем, к чему стремятся все люди, занимающиеся боевыми искусствами.

Конечно, можно сделать более широкое обобщение и сказать, что КОНТЭН является единственной и самой желанной целью любого человека в любой его деятельности, которой бы он ни занимался.  

Ведь единственное, что человеку нужно для счастья – это знать, как устроен его мир, и быть уверенным, что никакие изменения в нем не могут произойти против его желания. Фактически, только этого мы хотим в бизнесе, в любви, в семье, в понимании мира – вообще в жизни.

Наличие одного этого условия сразу же порождает все остальные атрибуты счастья.

При этом нужно понимать что контроль – это не только ограничения и препятствия, как считают, к сожалению, слишком многие. Состояние серфингиста на гребне волны, затяжного прыжка с парашютом, танца с любимой девушкой на вашей свадьбе, чувство удачного попадания в цель, счастье художника – это та,  другая сторона контроля, которая желанна для всех нас, которая наполняет нас ощущением всемогущества и свободы. Если коротко, то каждый человек стремится быть хозяином ситуации, в которой находится он и его близкие, а это немыслимо без контроля – и это и есть контроль.

Любой успех имеет в своей основе ограничения, добровольно наложенные на себя или на других. Другого способа нет.  Тот, кто не способен ограничить себя в малом, никогда не может достичь великого.

Хотя ограничения, установленные кем-то другим, как правило, менее эффективны и воспринимаются, как страдание и рабство, с древних времен это единственный способ создать что-либо или достичь чего-либо большего, чем пропитание на сегодняшний день. Великие люди подчиняют своей цели множество других людей, но начать им всегда приходится с того, чтобы подчинить своей цели самого себя.

Только благодаря этим ограничениям становится возможной концентрация сил и внимания на чем-то одном, становится возможной целенаправленная деятельность, достижение любого результата..

Любой контроль всегда начинается с ограничений, которые мы сами для себя сознательно устанавливаем.

Так и мы сначала ограничимся боевыми искусствами, тем более что стратегия и тактика, которой они обучают, впоследствии могут быть переложены на любую деятельность и любую ситуацию.

 

2.  Контроль начинается с координации.

Координация – это единый и всеобъемлющий критерий, с помощью которого можно оценить умение человека в той или иной деятельности. 

Все части должны взаимодействовать по четкой схеме – лишь в этом случае мы можем получить эффект, который в большинстве случаев приписывается таинственной «энергии Ци», она же «Ки», она же «Чи».

Между тем здесь весь секрет именно в четкой координации, благодаря которой в соединении простейших двигательных элементов возникает сложение инерций, благодаря которым сила каждого из них как бы «подпирает» друг друга. В итоге наиболее результативным оказывается удар, который самим бойцом ощущается как легкий, и даже сторонним наблюдателем воспринимается, как выполненный без каких-либо усилий.

Оттуда же, кстати, и пошли сказки о том, что, мол, при применении «Ки» нет нужды в физической силе. Это неверно – сила нужна всегда, но именно столько и именно там, где это необходимо для исполнения приема. Поэтому-то и выходит, что силы нужно меньше, чем обычно. Ведь у обычного человека координация, как правило, плохая, поэтому львиная доля силы расходуется на преодоление лишних инерций, возникающих в результате исполнения каждого элемента движения, а также на коррекции погрешностей возникающих в результате неточности этого исполнения – что неизбежно при отсутствии длительной, биомеханически правильной его наработки.

И вот, такие коррекции и преодоления могут «рассеять» или поглотить вообще всю силу, которую боец хотел вложить в удар. Иллюстрацией к этому тезису может быть исполнение какого-либо приема неопытным учеником с плохой координацией.

При этом, даже если биомеханическая схема приема изначально задана не оптимально или даже в корне неверно, длительная наработка поистине способна творить чудеса. Тело все равно ищет и находит наиболее удобные и выгодные способы его исполнения, сглаживает углы, увязывает самые различные движения в привычные последовательности. Не будь у нас такой способности, никакая тренировка вообще была бы невозможной. Однако человек  при достаточном упорстве или при отсутствии другого выхода способен привыкнуть к самым неудобным инструментам и к самым странным движениям. Благодаря этому мы часто можем наблюдать, как люди, долгое время использующие, казалось бы, «неправильные» удары и перемещения, вдруг неожиданно оказываются более эффективными, чем «правильные», но мало тренирующиеся ученики.

Это объясняется тем, что на самом деле внутренняя схема движения постепенно перестроилась, наладилась, причем, как очень часто бывает, без сознательного участия самого исполнителя. Точно так же, как обкатывается и округляется колесо у тачки, даже если его изначально сделать квадратным, но потом катать по каменистой дороге лет двадцать.

То есть, длительная наработка выстраивает именно ту самую координацию, которой изначально не было, оптимизирует схему приема или целой комбинации, и в конце концов приводит к искомому «эффекту КОНТЭН», когда вы делаете все с легкостью, точно зная зачем, что и когда, и без малейшего напряжения реагируете на любые возможные контрдействия противника.

Поэтому вполне уверенно можно заявить, что «внутренняя энергия» начинается с координации точно так же, как использование энергии противника или контроль энергии противника начинается с контроля энергии собственной, и прежде всего – с контроля собственных инерций.

Более того – никакой другой «внутренней энергии» при занятиях боевыми искусствами лучше не искать, не ожидать и не усматривать, поскольку такие ожидания и поиски только нарушают нормальный ход процесса отработки.

Все так называемые «чудесные способности» возникнут сами по себе, если начать именно с этого.

Именно такой, внешне примитивный подход мы видим в тренировочных методах большинства знаменитых традиционных мастеров – ученика ставят перед снарядом, ставят задачу, и дают время ее решить.

Вмешательство мастера практически отсутствует – разве что только в тех случаях, когда ученик «нашел» ошибочный вариант, который в дальнейшем приведет его в тупик, то есть помешает отрабатываемому элементу правильно взаимодействовать с другими частями системы.

Избыточные объяснения в данном случае не нужны – они лишь создают излишние «точки контроля», рассеивают внимание ученика, который в итоге теряет возможность уследить за всеми этими точками, и теряет способность к продвижению. Тем не менее, при таком способе обучения изначально необходимы следующие условия: правильно подобранный снаряд и правильно сформулированная задача.

И самое главное условие – активное и сознательное участие ученика, его собственный контроль, его стремление.

 

3. Связь приема и структуры

Координации «самой по себе» не существует, равно как не существует и способа бить или бросать из «любого положения», что, к сожалению, слишком часто пишут и говорят журналисты, совершенно неопытные в боевых искусствах. Да, хорошо обученный, опытный боец действительно может ударить множеством способов, и стоя, и сидя, и лежа, это так.

Но какой бы способ он ни избрал и даже если он раньше никогда так не делал, любое его действие совершается не иначе, как с помощью тех или иных движений, освоенных заранее или состоящих из заранее освоенных элементов, и из определенного положения, которое он вынужден для этого так или иначе принять.

Любой прием - это способ наиболее эффективно применить силу в той или иной ситуации, и ничто иное.

Для эффективного применения силы необходимо принять определенное положение, которое сведет на нет ее возможные потери, и предотвратит нежелательные последствия для самого бойца.

Такие положения, через которые хоть на миг, но обязательно должно пройти тело бойца для эффективного сброса силы, называются в КОНТЭН боевыми структурами.  Их существует всего несколько, при том что вообще приемов, выполняемых с их помощью на свете существует около трех с половиной тысяч.

Иначе, как через эти структуры, невозможно совершить ни одного осмысленного действия (см ниже, пункт 4). Другое дело, что при выборе действий боец должен уметь найти такое, которое наиболее соответствует тому положению тела, в котором он находится, даже если он застигнут врасплох. При этом на создание боевой структуры ему придется потратить наименьшее время и затратить наименьшее количество сил.

Кроме того, на высоком уровне координации можно комбинировать и даже заменять двигательные элементы более свободно – но все равно эти комбинации тоже строятся по определенным принципам и закономерностям и нарушать их не могут. Эти принципы и закономерности одинаковы и объективны для всех стилей и ситуаций без исключения, поскольку базируются на объективных физических законах.

 

Роль координации

Так вот, основной задачей координации является организация структуры, соответствующей предполагаемому сбросу силы.

Структура, то есть оптимальное расположение костей и сухожилий, должна быть сложена (собрана) в нужной точке пространства и точно к наиболее благоприятному моменту приложения этой силы - ни раньше, ни позже, то есть, к месту и вовремя. Точно так же, как острие брошенного ножа должно повернуться к мишени именно в тот момент, когда он об нее ударяется.

Именно своевременная организация таких структур и является основной задачей, которую решает любой боец любого стиля в процессе рукопашного боя.

Эту же задачу решает любой человек, совершающий какую-либо работу по перемещению в пространстве своего тела или же какого-либо тяжелого предмета. Разница только в том, что в условиях боя мы крайне ограничены во времени и испытываем активное противодействие со стороны противника.

В китайской традиции именно эта структура называется «цзинь», но к сожалению, этот термин не имеет точного значения. В некоторых местах, в зависимости от контекста, это слово означает «усилие» в некоторых «структура», - или же и то и другое вместе как некий неделимый феномен. Так как большинство переводчиков весьма далеки от прикладной практики боевых искусств,  они не могли на основе своего практического опыта точно определить, о чем идет речь, и поэтому переводили и до сих переводят (а точнее, переписывают друг у друга) цзинь только как «усилие».

Именно таким образом, благодаря бездумному повторению и многократному списыванию, кроме мифической и таинственной «энергии ци» возникло еще и множество не менее таинственных и мифических «усилий-цзинь», которые, видите ли, очень важны для боевой практики, но которые, оказывается никто, кроме истинного мастера, урожденного китайца,  не может точно увидеть и почувствовать.

Мысль о том, что эти «усилия «должен был бы увидеть и почувствовать как минимум противник, который далеко не всегда неопытен, и следовательно вовсе не всегда не понимает природу того с чем столкнулся,  господам переводчикам в голову даже не приходит.

Итак в результате, бездумного подхода, господствующего в сфере традиционных БИ, благодаря одному неверно подобранному слову огромное множество людей обречено искать и обсуждать то, чего на самом деле не существует, а конкретная и очень важная деталь, которую по праву можно назвать основой любой боевой системы, осталается вне поля внимания большинства занимающихся, хотя должна изучаться прежде всего, в самом начале обучения – а следовательно, должна и  может быть объяснена проще всего.

Применение человеком силы без какой-либо структуры просто невозможно. Человеческий организм приспособлен именно для такого способа движения и исполнения любых действий, и именно для этого в нем есть кости. Кости являются изначальными многоцелевыми элементами структур, и приводятся в нужное положение с помощью мышц и сухожилий. Без костей сложение усилий нескольких мышц, а также их организованное взаимодействие  было бы невозможным – в привычном для нас понимании, конечно.  Единственная крупная мышца, которой мы можем сознательно двигать без помощи костей – это язык. Без костей нам бы пришлось пользоваться другими способами движения, подобно осьминогам и червям.

То есть, человек использует структуры и усилия независимо от того, знает ли он об этом. А так как их количество не так уж и велико, каждый ученик имеет возможность найти оптимальные как структуры, так и усилия, то есть те самые «секреты» которые сегодня считаются недостижимыми, и которые тем не менее, именно так были найдены первыми мастерами основателями внутренних стилей БИ.

 

Связь принципа и структуры

Принципы, о которых мы говорим в боевых искусствах – это в основном принципы построения и использования структур, заранее задаваемые метапрограммы, определяющие и арсенал и тактику боя бойца.

Именно эти принципы и являются основным предметом спора между представителями различных стилей и направлений БИ – и спор этот как правило, безрезультатен, каждый остается при своем мнении. Причина здесь в том, что для того, чтобы оценить аргументы своих оппонентов, человек строит в своем уме некую модель, которую, собственно и оценивает – но строит он ее на основе тех принципов движения (то есть, построения структур) которые для него привычны, и «сами собой разумеются».

Однако то что «само собой разумеется» и эффективно работает для вас, может являться ненадежным или малоэффективным для вашего оппонента, система навыков которого сформирована вокруг другой основы. То есть, в этом случае, если даже он честно пытается выстроить предлагаемую вами модель действия, те его установки, которые для него «сами собой разумеются» и о которых по этой причине уже не думает даже он сам, могут исказить или полностью лишить смысла все действие.

Поэтому, если в ходе дискуссии возникает перманентное непонимание или же разговор переходит в область эмоций, это ясно и однозначно свидетельствует о наличии именно такого «подводного камня». В этом случае нужно четко выяснить, какие именно установки оппонентов вступили в противоречие в данный момент – и нейтрализовать их.

Для этого в большинстве случаев достаточно их просто озвучить, свести к простейшим элементам и объективным физическим законам, которые для всех едины. Но иногда это приводит к обнаружению еще более базовых установок, и разговор надолго уходит в сторону от основной темы. Тем не менее, такое отступление необходимо и такой разговор обоюдно полезен, поскольку не только способствует взаимопониманию, но и обогащает обе стороны принципиально новой информацией.

Но, к сожалению, часто случается, что такие попытки воспринимаются кем-либо из оппонентов (или даже обоими) болезненно или даже агрессивно. Как правило, в этом случае один (или оба) из оппонентов не хочет раскрывать свои принципиальные установки – из-за веры в «секреты» или же, что чаще, из нежелания оказаться некомпетентным. В этом случае переход на эмоции и на личности будет неизбежен – и, как правило, переход этот будет очень быстрым, с таким расчетом, чтобы возобновление конструктивной дискуссии стало невозможным.

Любому психологу знакомы подобные симптомы. И, если со своим оппонентом в споре мы по указанным выше причинам зачастую лишены возможности все-таки вскрыть проблему, то в случае с учеником инструктор просто обязан заняться этим прежде всего, отложив при этом все прочие задачи.

Ведь основная задача инструктора – научить ученика правильно думать, самостоятельно определять границы допустимого и недопустимого. Иначе инструктору так и придется постоянно поправлять одни и те же ошибки – то есть, прогресс ученика будет прерван.

Поэтому очень важно, чтобы ученик с самого начала контролировал процесс обучения. Самый простой способ контроля – вести дневник занятий. В этот дневник он должен записывать то новое, что он узнал, количество самостоятельных повторений своих упражнений (домашняя работа), что является обязательным условием освоения материала, а также свои мысли и догадки относительно осваиваемого материала.

Наличие такого дневника существенно облегчает работу учителя, поскольку теперь он имеет возможность увидеть, как и что понял ученик., а что упустил. Кроме того, дневник ускоряет и процесс освоения материала учеником, поскольку для того, чтобы записать что-либо, он создает свои формулировки и интерпретации того, что услышал и увидел от учителя – то есть «форматирует» информацию наиболее удобным для себя способом.

 

4. Секрет двойственной природы силы

Что при этом важно: применение силы в любом движении всегда двояко: некоторая ее часть затрачивается на приведение в нужное положение частей тела и удержание их в этом положении в момент сброса силы; другая же часть «сбрасывается» мощным импульсом вдоль этой структуры.

Такое разделение вполне уместно и необходимо, особенно при обучении, поскольку эти разные задачи часто выполняются разными группами мышц.

Конечно, не очень опытным бойцам может показаться, что  это не так, что существует множество действий, которые вроде бы совершаются одними и теми же мышцами. Однако если мы будем рассматривать любые примеры, которые они приведут, то выяснится, что «обеспечение» просто остается вне зоны их внимания, которое «естественно» сосредоточено именно на главных работающих мышцах.

Те же упражнения, которые называются «цигун», то есть «работа с Ци» имеют перед собой основную задачу развития именно этой обеспечивающей мускулатуры. Без работы этих мышц не будет никакой координации, никакой точности и никакой легкости – то есть никакой «ци».

Кроме того, хорошо «обеспеченное» и правильно организованное движение действительно требует меньшего количества силы от основных работающих мышц, (эту силу обычно называют силой «ли»). Пример для лучшего понимания – как легче забить гвоздь – острием вперед или же плашмя? На какой способ уйдет больше силы? Какой способ принесет ожидаемый эффект?

Отступление от темы:

Перенаправление внимания ученика, кстати, является одной из важнейших задач учителя, без решения которой дальнейшее обучение попросту невозможно. При этом оно вызывает наибольшее количество психологических проблем и даже конфликтов в обучении.

Ведь казалось бы, вот видно же, что это так! Однако очень часто ученик тут же убеждается, что глаза его подводят, что существует множество скрытых моментов, которых он не видит, поскольку изначально не привык обращать на них внимание – или же, что он вообще видит не то, в чем зачастую могут убедиться сторонние наблюдатели.

Если вам нужен пример, пожалуйста: вы видели сальто? Очень хорошо – ну так давайте, сделайте его. Предупреждаю – если вы раньше специально не тренировались, то скорее всего сломаете себе шею. А ведь чего проще: раз - и все.  Увы, даже простой удар кулаком вовсе не так прост как кажется. Особенно как кажется профану.

Именно в «простых» действиях над нами наиболее зло шутит наше самомнение, мол, «это умеет каждый мужик». ДОЛЖЕН уметь вы хотели сказать? А раз вы считаете себя мужиком, то и вы должны, да? Однако слово «должен» очень коварно. Утюг тоже должен греть, но очень часто не греет. Утюг, который ребенок слепил из пластилина, уж точно греть не будет, если даже и выглядит как утюг.

То, что вы «мужик», накладывает на вас обязательства преодолевать страх, не бояться применить силу. То что вы от этих обязательств не отказываетесь, законный повод для гордости и самоуважения. Но умение наносить удар не возникает само по себе,  оно изначально не свойственно ни одному человеку. Такое движение не заложено в нас изначально, оно НЕЕСТЕСТВЕННО, ему надо учиться и учиться столько сколько нужно – пока не научитесь. Тем или иным способом, но учиться. Либо идти, каков есть, на улицу, лезть в драку при первом же случае, получать снова и снова, падать и вставать («настоящий мужик!») – и в результате ДОСТАТОЧНО ДЛИТЕЛЬНЫХ занятий этим делом (а что же это, как не занятия?) создать в конце концов более или менее выгодный, но привычный для себя способ наносить удары, самому их не получая. Кстати, таким способом «учат» драться и во многих секциях, поскольку и тренера и многие ученики очень любят, чтобы было «дешево и сердито».

Либо идти к знающему учителю, всесторонне владеющему своей системой, слушать его рекомендации, стараться их выполнить, думать головой, понимать структуру движения, отрабатывать ее – и в результате этой отработки овладеть той или иной  боевой системой. Второй способ предпочтительнее по следующим причинам:

а) при первом способе вы получите огромное количество травм, причем большую часть именно тогда, когда драться вы еще не умеете. В результате, когда вы уже чему-то научитесь, то не сможете этим воспользоваться, поскольку у вас уже не будет на это ни сил, ни здоровья. Шрамы и постоянные синяки могут «украсить лицо мужчины» настолько, что та девушка, ради которой вы собирались научиться драться, просто не захочет идти с вами рядом.

Кроме того, в результате такой подготовки у вас может возникнуть стойкое отвращение к драке или даже неконтролируемый ужас, и вы вполне можете бросить это занятие раньше, чем получите какой-то более-менее удовлетворительный результат. Именно это, кстати, и происходит в большинстве случаев в любом сообществе, в котором иерархия выстраивается по законам драки – к примеру, в той же армии, тюрьме, молодежной банде или некоторых «секциях».

б) при втором способе у вас больше шансов  с самого начала отрабатывать движение по наиболее эффективной схеме, а значит, оно в итоге будет быстрее и сильнее, чем при  бесконтрольном его возникновении и развитии. Обратите внимание – я не говорю, что вы БЫСТРЕЕ его изучите. Скорость обучения зависит от вашего восприятия, от ваших внутренних психологических блоков. Вы можете изучать это движение несколько лет, несмотря на то, что кто-то рядом с вами смог сделать его чуть ли ни сразу же.

Люди психологически отличаются друг от друга точно так же, как и ростом и весом, и комплекцией. Более того, можно сказать,  что наиболее эффективные действия для каждого человека определяются не только его физическими параметрами, но и психологическими установками – причем зачастую эти установки играют решающую роль, поскольку человек просто не сможет изучать то, что не укладывается в привычные для него представления.

Без изменения таких установок, которые зачастую находятся глубоко в подсознании, никакое обучение будет невозможно, поскольку ученик слышит не то, что ему говорят, а только то, что готов услышать, и делает только то, что готов делать. Такое обучение не принесет учителю и школе ничего кроме досады и позора,  а ученик уйдет с ощущением, что он зря потерял время. Возможно, в будущем он и поймет, что ему пытались объяснить, и что он упустил - но даже если он вернется, нормальный ход обучения будет нарушен, а время так или иначе потеряно.

 

5. У каждого человека все движения и действия совершаются с помощью одного и того же стандартного набора структур,  поскольку каждый из нас является обладателем одинакового набора костей и стандартного способа крепления мышц к этим костям. Руки и ноги у всех людей сгибаются одинаково, и по одним и тем же принципам. Во всех концах мира, не взаимодействуя и никак не общаясь друг с другом, люди совершенно одинаково толкают тяжелый шкаф, тянут канат,  поднимают мешок с солью, переносят грузы.

То есть,  без какого-либо взаимного обучения повсюду возникают практически одинаковые способы наиболее удобного совершения таких действий, применяются совершенно одинаковые структуры.

Точно так же и в боевых искусствах, существующих в самых разных точках планеты, совершенно самостоятельно возникают и приходят к наиболее эффективной форме совершенно одинаковые приемы, точно так же и по тем же закономерностям, как возникают аналогичные формы войскового строя и войсковой тактики.  В случае войскового строя многое обусловлено заранее имеющимся в наличии вооружением и предварительным обучением солдат, заранее созданной технологической цепочкой производства вооружения и обучения новобранцев. Но в случае отдельного человека наличие вариантов его действий, которые мы можем наблюдать, обусловлено лишь культурными условиями его социума (чисто психологическая установка), влиянием «авторитетных знатоков» (не только современная беда, но опять же чисто психологическая установка), особенностями мировоззрения (опять же психологическая установка) или особенностями усвоенных им взглядов на анатомию и физиологию.

Это опять-таки воздвигает для взаимопонимания лишь психологические барьеры, или же задает изначально лишь тот или иной «сектор поиска», оставляя вне зоны внимания то, что является базовыми и всем известными вещами для человека, воспитанного в другой системе взглядов. Именно наличие такого несовпадения «форматов» породило путаницу вокруг восточной медицины и боевых искусств.

Психологические проблемы и преграды не являются объективными, поскольку существуют лишь в нашем сознании.

Наличие развитого навыка контроля дает возможность сознательно и целенаправленно разрушать такие преграды или сознательно их устанавливать.

 

6.  Все приемы и действия любых боевых искусств базируются на том же самом наборе стандартных структур, изначально заданных нам нашей анатомией. Таким образом, все стили боевых искусств, какими бы они ни были, изначально обусловлены использовать одни и те же сильные и слабые стороны человеческой анатомии, и применять одни и те же структуры для поражения одних и тех же точек способами, различия между которыми при этом не так уж и значительны.

При этом, как уже говорилось выше, одна и та же структура, одно и то же усилие способно применяться в совершенно разных для неопытного зрителя приемах. Так к примеру, с помощью одной и той же структуры можно выполнить прямой и боковой (хук) удары кулаком, бросок через бедро, переднюю и заднюю подножки, удар ногой назад и вбок, и т.д. Мелкие вариации, разные точки прицеливания, разные захваты не в счет. Прямой удар остается прямым ударом, независимо от того, наносят его в челюсть или же в печень.

Такой подход позволяет существенно уменьшить количество приемов, которые вроде бы присутствуют в различных боевых системах, отделить действительно базовые вещи от вариаций.

Появляется возможность разобраться, что необходимо изучать раньше, а что – позже, или же вообще заучивать не нужно, поскольку многие такие варианты и без того возникают у опытного бойца прямо по ситуации в процессе спарринговой наработки, или даже прямо в процессе боя.

При таком подходе все броски айкидо и дзюдо могут быть произведены всего из двух базовых действий –  сумиотоси и укиотоси, то есть, опрокидывания назад или вперед.  Просто в зависимости от конкретной ситуации они могут быть выполнены огромным количеством вариантов, с самыми разными захватами и с самыми разными сопутствующими действиями рук, ног и корпуса.

 

7. Других воздействий, кроме тех, которые так или иначе используют эти структуры, не существует, или вероятность их эффективного применения будет являться заслугой самого противника.

Это значит, что противник может случайно наткнуться глазом на ваш палец или же случайно пойти навстречу удару. Вот и вся его заслуга – но большинство нокаутов на современных соревнованиях невысокого уровня (район-область) происходит именно так, поскольку ни один, ни другой противник не обладают большим опытом в понимании действий противника, а потому словно вместе играют в этакую «русскую рулетку».

«Смертельное касание» и прочие супер-эффекты, будто бы не требующие применения силы, и соответственно, структур, на самом деле основаны на незаметном и крайне точном воздействии в определенный момент на слабые места сложившейся или еще складывающейся структуры противника, на физиологически уязвимые места его тела.

В этом случае действует следующая закономерность – чем меньше и чем короче применяется сила, тем большего чувства момента и тем большей точности приложения она требует, тем больше результат зависит от непроизвольных двигательных реакций противника.

Такие воздействия могут проявляться спонтанно, как показатель высокого мастерства, но целенаправленное их применение почти невозможно, и поэтому в реальном бою их КПД крайне низок.

Те же из них, которые мы чаще всего видим на показательных выступлениях, либо являются заранее подготовленными инсценировками (то есть «врут» и бросающий и бросаемый), либо базируются исключительно на психологическом эффекте, непроизвольных реакциях необученного или неверно обученного человека.

К примеру, мастер вовремя делает встречное движение, вызывающее у агрессора непроизвольный рывок, который дестабилизирует складывающуюся структуру, - и в результате, пожалуйста, «бесконтактное воздействие», противник может потерять равновесие или даже упасть, хотя исполнитель его даже не коснулся.

Для такого воздействия, опять же подчеркну, нужна еще более тонкая чувствительность к движению противника и еще большая точность, чем та, которая требуется для обычного удара или броска. К тому же, как правило, в этом случае присутствует немалый психологический эффект – противник, как правило, заранее считает исполнителя большим мастером,  и поэтому, выполняя движение, изначально боится противодействия настолько, что готов броситься в панику от малейшего движения. Именно эта паника, проявляющаяся в неконтролируемых защитных действиях, и приводит к потере равновесия и падению.

Немалую роль в этих случаях играет также и предварительная подготовка, которую зачастую демонстрируют на семинарах авторы многих старых и новых «энергетических систем», которые в последнее время создаются лавинообразно. Предварительно с помощью «упражнений» и нехитрых способов введения в коллективный транс, такой «мастер» разрушает или искажает естественную схему движения, закладывает программу падения заранее, как условный рефлекс, в результате чего человек валится, как пьяный, от малейшего толчка. Как правило, человек даже сам этому рад, так как чувствует себя причастным к великой тайне – и готов потом клятвенно утверждать, что его действительно отбросила «великая космическая энергия Ци», хотя фактически все сделал он сам.

То есть, для успешного применения таких воздействий противник должен быть крайне раскоординирован, или обучен неверно.

 

8. Поэтому наряду с умением разрушать и использовать чужую структуру ученик должен освоить умение сохранять, удерживать, а также правильно и своевременно трансформировать собственную, учитывая изменения боевой ситуации и воздействия противника.

Это абсолютно аналогично умению «держать строй», которое было крайне важно при обучении копейщика греческой фаланги,  легионера или ландскнехта. Четко сохраняемый строй создавал из толпы людей систему, то есть, приобретал свойства, которыми изначально ни один из этих людей не обладал. В итоге греческая или македонская фаланга, «черепаха»-тестудо римских легионеров, хирд скандинавских викингов или же «банда»(именно оттуда происходит это слово) ландскнехтов могли при крайне малых собственных потерях одержать победу над численно превосходящим, но неорганизованным противником, даже если он был лучше вооружен. И разрушение строя, особенно в противоборстве двух таких строев, было началом поражения.

Именно это имел в виду Сунь Цзы, а за ним и Миямото Мусаси, и Уэсиба, когда они писали, что «бой с десятью тысячами то же самое, что бой с одним» и «управление десятью тысячами то же самое, что управление одним». Ту задачу, которую для десяти тысяч солдат решает строй, для одного бойца решает структура.

Поэтому разрушение или отсутствие структуры является залогом и началом поражения.

Соответственно, наличие структуры является залогом и необходимым условием победы.

Сохранить строй в этом случае значит не только устоять и удержать однажды созданную структуру. Строй как правило двигался, то есть сохранялся в движении,  а это требует активных и своевременных коррекций в процессе движения, изменений соответственно изменениям рельефа местности и изменениям направления силы противника.

Точно так же и структура бойца трансформируется в процессе боя, активно изменяясь  на периферии, но сохраняя свою основу, как необходимое условие быстрого и своевременного сброса силы в нужном месте и в нужный момент.

Соответственно, правильно обученный боец умеет четко выстроить  и удержать наиболее оптимальную, наиболее выгодную в конкретной ситуации структуру.

Удержание структуры не является силовым противостоянием, но производится за счет постоянных микрокоррекций и изменений  периферийных участков, при сохранении в положении готовности основных боевых ресурсов.

 

 

Принцип создания и сохранения ресурсов.

Целью любого движения или действия является создание в нужный момент в нужном месте оптимальной структуры, обеспечивающей вложение силы под нужным углом.

Важнейшим условием правильного движения и действия, тем, от чего зависит своевременное построение структур, и контроль за ситуацией, является умение чувствовать создавать и сохранять ресурсы двигательных возможностей.

Любое движение должно быть совершено строго в нужный момент, а до этого момента оно должно находиться «в запасе».

Чем больше ресурсов боец сумеет подготовить, «запасти» для решающего момента,  тем выше его мастерство.

Любое движение имеет максимальный КПД тогда, когда в нем соединяется как можно большее количество базовых двигательных элементов. Движения же обычного, необученного человека, как правило, совершаются за счет одной отдельно  взятой конечности. Такое движение гораздо слабее, и, кроме того, на границе работающей структуры, и незадействованного массива остального тела, возникают критические перегрузки, которые могут привести к травме.

Исполнение движений за счет согласованного включения множества двигательных элементов убирает эту проблему, и, значит, позволяет задействовать большую силу без риска травмы.

То есть таким образом правильное использование ресурсов движения дает возможность максимально задействовать ресурс силы.

Чем больше ресурсов боец сможет задействовать в нужный момент и в нужном месте, тем больше его мастерство.

Очевидно, что для такого умения основным и решающим качеством является развитая координация. Именно это в этом смысле говорили об умении «запасать Ци» традиционные мастера.

Координацию, как мы понимаем, нельзя ни запасти, ни накопить – но ее можно натренировать, добиться с ее помощью умения не тратить силы без необходимости, не создавать лишних инерций, решать с помощью одного верно подобранного движения несколько различных задач, существующих в данный момент.

Чем более универсальна его структура, тем больше количество возможных вариантов сброса силы.

Одна и та же структура в различных ситуациях позволяет выполнять самые различные приемы. У ученика для каждой структуры заучивается одно значение –и это правильно, так закладывается фундамент боевого мастерства,

 

Как правило, эти коррекции, точно как и в строю,  в основном производятся за счет вовремя сделанного шага. Именно так работает правильно освоенное багуа, правильно освоенное айкидо. Даже тайцзи-цюань работает на изменении положения ног, таза и корпуса, то есть скрытом шаге, и при его изучении наиболее распространенной ошибкой является неверное понимание природы «Ци» и проистекающее из этого стремление «укорениться», что приводит к попыткам удержать структуру с помощью простого силового противодействия.

К сожалению, стараниями современных интерпретаторов и переводчиков эта ошибка изначально заложена в большинство современных книг по тайцзи-цюань – а значит, и в объяснения большинства инструкторов, пользующихся ими. Такой способ может срабатывать лишь в том случае, когда изменения силы противника происходят достаточно медленно, и не имеют пиковых перепадов, то есть, если противник не применяет ударов (см.ниже об ударе).

 

Задачей любого стиля любых искусств является обучение ученика умению быстро и своевременно выстраивать необходимые по ситуации структуры, а также уметь распознавать таковые в действиях противника.

То есть, траектории атак могут очень сильно отличаться друг от друга, но в процессе их исполнения тело бойца так или иначе проходит через положение той или иной структуры – и именно в этот момент осуществляется сброс силы.  

То есть, нет необходимости понимать, что именно за прием пытается сделать противник, а уж тем более нет необходимости для этого предварительно заниматься его стилем. Достаточно определить, какую структуру он пытается выстроить, и разрушить или перекрыть ее – или же, что лучше, «пресечь» ее построение или использовать ее в своих целях.

Это пресечение выполнятся активным и целенаправленным движением, мало отличающимся по форме, и выполняющим в зависимости от ситуации следующие задачи.

Согласно приоритетам в бою, это:

а) удар в важный элемент структуры, выводящий этот элемент из строя, что в итоге приводит к разрушению структуры или возникновению слабого места.

б) удар в жизненно важный центр в обход боевой структуры противника, что приводит к неконтролируемым движениям, разрушающим структуру(спазмам), или к отказу всей структуры (потеря сознания), или же к отказу от продолжения боя в результате травмы.

в) толчок под углом к основному приложению силы противника, что приводит всю его структуру к дестабилизации и вынуждает противника либо упасть, либо разрушить структуру для предотвращения падения.

г) рывок в направлении приложения силы противника, также приводящий структуру к дестабилизации.

д) простое расположение своей конечности в ключевой точке пространства, что лишает смысла выстраиваемую противником структуру.

Именно такой подход и позволяет настоящему мастеру успешно вести бой с представителями любого стиля, независимо от того, видел ли он этот стиль раньше или нет. И именно такая установка должна присутствовать при обучении изначально, если мы хотим ,чтобы ученик мог эффективно действовать независимо от того, с кем ему предстоит биться.

То есть, каким бы стилем вы ни занимались, учитель должен вам показать не только свои «любимые» структуры, принципы их построения и способы их использования, но и те, которые еще существуют кроме них, благо их все-таки не так много.

В итоге получается, что школы отличаются лишь в том, какие пути они избирают для того, чтобы прийти к одному и тому же результату – контролю над ситуацией.

Их основные различия существуют лишь на низших ступенях освоения боевого искусства. Чем больше осваивает его ученик, чем больший опыт приобретает, тем большим количеством структур он обучается пользоваться – а значит, тем к большему количеству вариантов воздействия он готов, тем меньшее количество ограничений существует для него самого.

9. Различия в технике и тактике стилей зависят от того, какие именно структуры и как использует данный стиль в качестве основных.

То есть, основные различия между стилями закладываются именно на начале обучения за счет того, какие виды воздействий и противодействий считаются главными в этом стиле. Именно их и будут преподавать в качестве базы, и именно эти воздействия будут основными впоследствии, постепенно обрастая множеством вспомогательных и сопутствующих действий. То есть, задавая базу, мы изначально определяем те воздействия, которые будут предпочтительны для данного бойца, что будет для него удобным а что неудобным, что будет получаться естественно, а что не будет применяться никогда, даже если ему в будущем и удастся выучить еще что-то принципиально иное.

Некоторые структуры и навыки сочетаются, некоторые нет. База стиля складывается из тех движений и действий, которые не противоречат друг другу, поскольку, как правило, базируются на одном основном принципе построения структур. Этот принцип становится определяющим для дальнейшего развития всей системы, поскольку все остальные принципы, сколько бы их ни изучалось впоследствии, не должны будут ему противоречить.

Любая высшая техника, находящаяся в рамках системы, заранее обусловлена базой, не может выйти за пределы базы, и представляет собой развитие этой же базы – во многих случаях парадоксальное и неожиданное, но тем не менее, заранее обусловленное. Рассчитывать на то, что по достижению какого то уровня будут открыты «секретные техники», отличающиеся от базы, может только некомпетентный человек, не понимающий фундаментальных закономерностей развития боевых систем. Такие техники, если бы они и были, почти никогда не удавалось бы применять к месту и вовремя. Попытка же их отработать и закрепить неминуемо приводила бы к изменению базы, а это во многих случаях привело бы к искажению и даже разрушению системы двигательных навыков, существенному снижению боевой эффективности данного бойца.

Именно поэтому огромное значение имеет то, насколько универсальны базовые элементы, насколько правильно они заложены и какое развитие они предусматривают.

Освоение различных вариантов действий и контрдействий на основе нескольких основных принципов на высоком уровне освоения парадоксальным образом приводит к тому, что появляется возможность имитации или же «эмуляции» некоторых нехарактерных воздействий или даже других принципов на основе базового. Именно за счет этого феномена, кстати, и происходят коррекции неверно заданной базы – вопрос только в количестве затраченного времени.

Группирование движений вокруг одного из принципов движения порождает характерную специфическую манеру движения, которую мы называем стилевым «движком».

10. «Движок» есть специфический способ движения, который увязывает технику с тактикой, позволяет выводить один прием из другого.

Движок тесно связан с базой стиля – то есть преимущественно используемыми им структурами и способами воздействий. Именно поэтому визитной карточкой каратэ является характерная стойка и удары, а узнаваемым лицом дзюдо – броски, хотя броски есть и в каратэ, а в дзюдо – удары. И даже неподготовленный взгляд очень часто способен отличить разные стили боя – то есть, заметить общую разницу «движков». Причина в том, что броски и удары каратэ требуют для исполнения одних и тех же принципов построения структур, хотя внешне, особенно для неподготовленного восприятия, выглядят, как абсолютно разные приемы.

11. Тем не менее, если изначальной задачей любого стиля берется самосовершенствование бойца, он должен так или иначе, то ли с помощью обучения, то ли с помощью спарринговой или боевой практики изучить прежде всего структуры, с помощью которых противник может воздействовать на него. Как минимум, он должен научиться препятствовать построению противником таких структур, параллельно создавая свои, которыми он будет воздействовать на противника.

12. На определенном этапе развития бойца стилевые отличия теряют свой смысл в обучении, поскольку боец обязан изучить все возможные способы приложения и применения силы, получает возможность свободно оперировать известным набором структур, не ограничиваясь рамками канонических последовательностей.

То есть, мастерство сплошь и рядом заключается в умении правильно нарушать правила.

 

Вот, вкратце, на чем основана система КОНТЭН.Сенчуков

Сенчуков Ю.Ю.
 


 

 

Похожие статьи:

КОНТЭНДеньги, КОНТЭН и халява

КОНТЭНЗачем КОНТЭНу формы

КОНТЭНБлоки и атаки

КОНТЭНШесть ладоней КОНТЭН

КОНТЭНОбретение ДАО

Комментарии (1)
Азамат Чинасов # 27 декабря 2012 в 08:38 0
Очень нужная именно мне сейчас статья. Воистину всё происходит в своё время.