Найти на сайте: параметры поиска

Мамаши и воспитание

как не делать
Скоростная пятерня
Артефакт
Сообщений: 477
Москва
Спасибо сказали: 202 раз(а)
56 дней назад
"Бригада", "Параграф 78", "Таёжный роман" - сериал. Голощекин - каков?! Орёл!

https://m.vk.com/video51855966_162332183?list=80438e3579aa3f5610&from=mail46323
Редактировалось: 1 раз (Последний: 21 сентября 2016 в 01:10)
Навык стрельбы по людям появляется только при стрельбе по людям. (с) Гоблин.
Искатель
sergius
Сообщений: 137
Спасибо сказали: 28 раз(а)
394 дня назад
Как не москвич, так эстет, блин. Поди и в театры ходите...)
Редактировалось: 1 раз (Последний: 21 сентября 2016 в 01:12)
Ци форума
Seth
Сообщений: 1744
Спасибо сказали: 771 раз(а)
348 дней назад
Да я вот и автомобили не делал. Но при этом совершенно не горю желанием садиться на какую нить ладу калину, только потому что, "это непростой труд" :))))
Скоростная пятерня
Артефакт
Сообщений: 477
Москва
Спасибо сказали: 202 раз(а)
56 дней назад
sergius:

Как не москвич, так эстет, блин. Поди и в театры ходите...)

Не, только на Лурку, только за копипастой!

Йээээх, да простит меня модератор!
Не, публиковать не рискну, оставлю ссылку. Велком:

http://m.pikabu.ru/story/posobie_ottsam_kopipasta_935386
Навык стрельбы по людям появляется только при стрельбе по людям. (с) Гоблин.
Поблагодарили: sergius, Seth
Искатель
sergius
Сообщений: 137
Спасибо сказали: 28 раз(а)
394 дня назад
А Лада калина совсем неплохой авто. Как то Вы непатриотично настроены...
Ци форума
Seth
Сообщений: 1744
Спасибо сказали: 771 раз(а)
348 дней назад
Испорчен буржуйскими тарантасами, да :))
Искатель
sergius
Сообщений: 137
Спасибо сказали: 28 раз(а)
394 дня назад
Артефакт:
sergius:

Как не москвич, так эстет, блин. Поди и в театры ходите...)

Не, только на Лурку, только за копипастой!

Йээээх, да простит меня модератор!
Не, публиковать не рискну, оставлю ссылку. Велком:

http://m.pikabu.ru/story/posobie_ottsam_kopipasta_935386

Я ж и говорю - ценитель прекрасного, тяготеющий к чистому искусству. Это круче "писем к сыну" лорда Честерфилда. Да и покороче...
Редактировалось: 1 раз (Последний: 21 сентября 2016 в 01:50)
Искатель
sergius
Сообщений: 137
Спасибо сказали: 28 раз(а)
394 дня назад
Seth:

Испорчен буржуйскими тарантасами, да :))
Понятно. Ауди-Мерседес-Бмв. Продались за кусок алюминия.
А войну то, между прочим, мы выиграли...
Ци форума
cowboy
Сообщений: 1101
Самара
Спасибо сказали: 645 раз(а)
2 дня назад
Артефакт:
P.S. Задумался о воспитании и условиях взросления Тургенева...

О, точно! И тут без "благотворного" влияния матери не обошлось.
В этом отношении гораздо интереснее взросление Грибоедова smile
Seth:
Вот и тут, в начале постулирует "Мужчина не принимает решения, но несет за них ответственность. Это не мужчина. А подкаблучник. Мужичок." а потом внезапно "В адекватной (не мусульманской) схеме воспитания правила должны быть другие: «Лучшее — маме. Потому что она девочка. Затем коту — потому, что он беспомощен и зависит от нас. А затем уже нам с тобой. Потому что мы мужчины».
То есть, мало того, что манипуляции на тему мамы, так и внезапно "лучшее девочкам".
Ну и апофеоз всего это текста - "мужчина должен".
Свобода, равенство, братство (с) Девочки - это такие же люди, как и мальчики. Выбор "пиз...орез VS подкаблучник" не менее важен, чем "ту би о нот ту би" Гамлета.
sergius:
Понятно. Ауди-Мерседес-Бмв. Продались за кусок алюминия.
А войну то, между прочим, мы выиграли...
Тогда у нас был другой тренер.
Скоростная пятерня
Артефакт
Сообщений: 477
Москва
Спасибо сказали: 202 раз(а)
56 дней назад
Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.

И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя. И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть. Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не на него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?

Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.

В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий, такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.

Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог.

А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

Но оставим в стороне крайние случаи. Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит. Слышали, наверное, не раз такого рода рассказы про послевоенное детство? “Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!” — это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых — кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток.

***
Навык стрельбы по людям появляется только при стрельбе по людям. (с) Гоблин.
Ци форума
cowboy
Сообщений: 1101
Самара
Спасибо сказали: 645 раз(а)
2 дня назад
Артефакт, психология и педагогика здесь бессильны. Вы описываете людей с ПТСР, до которых не дошли руки психиатра.
Скоростная пятерня
Артефакт
Сообщений: 477
Москва
Спасибо сказали: 202 раз(а)
56 дней назад
cowboy:

Артефакт, психология и педагогика здесь бессильны. Вы описываете людей с ПТСР, до которых не дошли руки психиатра.

Боже упаси! Описываю не я, и в описании депрессия классическая, поверьте мне!

Продолжаем. Травмы поколений, поколение второе ("поколение Жени Лукашина")

... Травма пошла на следующий виток.

***

Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения. Надо еще не забывать, что матерей-то многие дети не очень сильно и видели, в два месяца – ясли, потом пятидневка, все лето – с садом на даче и т . д. То есть «прокатывала» не только семья, но и учреждения, в которых «Страшных баб» завсегда хватало.

Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. А тут вообще мир и оттепель, и в космос полетели, и так хочется жить, и любить, и быть любимым. Впервые взяв на руки собственного, маленького и теплого ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот он. Вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна. С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей. Или ради одного ребенка, которого она любит так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь еще на кого-то. Она ссорится с собственной матерью, которая пытается отстегать внука крапивой – так нельзя. Она обнимает и целует свое дитя, и спит с ним вместе, и не надышится на него, и только сейчас, задним числом осознает, как многого она сама была лишена в детстве. Она поглощена этим новым чувством полностью, все ее надежды, чаяния – все в этом ребенке. Она «живет его жизнью», его чувствами, интересами, тревогами. У них нет секретов друг от друга. С ним ей лучше, чем с кем бы то ни было другим.

И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого. Лишь ребенок, который натерпелся одиноких ночей и больше не хочет. Настолько сильно не хочет, что у него разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.

Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Это выше его сил. Он счастливо сливается с ней, он заботится, он боится за ее здоровье. Самое ужасное – когда мама плачет, или когда у нее болит сердце. Только не это. «Хорошо, я останусь, мама. Конечно, мама, мне совсем не хочется на эти танцы». Но на самом деле хочется, ведь там любовь, самостоятельная жизнь, свобода, и обычно ребенок все-таки рвет связь, рвет больно, жестко, с кровью, потому что добровольно никто не отпустит. И уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала». Она вложила всю себя, без остатка, а теперь предъявляет вексель, а ребенок не желает платить. Где справедливость? Тут и наследство “железной” женщины пригождается, в ход идут скандалы, угрозы, давление. Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери.

Некоторые ведут свою роль так искусно, что ребенок просто не в силах уйти. Зависимость, вина, страх за здоровье матери привязывают тысячами прочнейших нитей, про это есть пьеса Птушкиной «Пока она умирала», по которой гораздо более легкий фильм снят, там Васильева маму играет, а Янковский – претендента на дочь. Каждый Новый год показывают, наверное, видели все. А лучший – с точки зрения матери – вариант, если дочь все же сходит ненадолго замуж и останется с ребенком. И тогда сладкое единение можно перенести на внука и длить дальше, и, если повезет, хватит до самой смерти.

И часто хватает, поскольку это поколение женщин гораздо менее здорово, они часто умирают намного раньше, чем их матери, прошедшие войну. Потому что стальной брони нет, а удары обиды разрушают сердце, ослабляют защиту от самых страшных болезней. Часто свои неполадки со здоровьем начинают использовать как неосознанную манипуляцию, а потом трудно не заиграться, и вдруг все оказывается по настоящему плохо. При этом сами они выросли без материнской внимательной нежной заботы, а значит, заботиться о себе не привыкли и не умеют, не лечатся, не умеют себя баловать, да, по большому счету, не считают себя такой уж большой ценностью, особенно если заболели и стали «бесполезны».

Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? От кого-то же надо было детей родить?

С этим сложно. Девочка и мальчик, выросшие без отцов, создают семью. Они оба голодны на любовь и заботу. Они оба надеются получить их от партнера. Но единственная модель семьи, известная им – самодостаточная «баба с яйцами», которой, по большому счету, мужик не нужен. То есть классно, если есть, она его любит и все такое. Но по-настоящему он ни к чему, не пришей кобыле хвост, розочка на торте. «Посиди, дорогой, в сторонке, футбол посмотри, а то мешаешь полы мыть. Не играй с ребенком, ты его разгуливаешь, потом не уснет. Не трогай, ты все испортишь. Отойди, я сама» И все в таком духе. А мальчики-то тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Психоаналитики бы отметили еще, что с отцом за маму не конкурировали и потому мужчинами себя не почувствовали. Ну, и чисто физически в том же доме нередко присутствовала мать жены или мужа, а то и обе. А куда деваться? Поди тут побудь мужчиной…

Некоторые мужчины находили выход, становясь «второй мамой». А то и единственной, потому что сама мама-то, как мы помним, «с яйцами» и железом погромыхивает. В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом – алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.

С другой стороны, сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах или в рассказах старших множество отцов просто встали однажды утром и ушли – и больше не вернулись. Вот так вот просто. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали. Искренне считали, что ничего не должны «этой истеричке», которая осталась с их ребенком, и на каком-то глубинном уровне, может, были и правы, потому что нередко женщины просто юзали их, как осеменителей, и дети были им нужнее, чем мужики. Так что еще вопрос, кто кому должен. Обида, которую чувствовал мужчина, позволяла легко договориться с совестью и забить, а если этого не хватало, так вот ведь водка всюду продается.

Ох, эти разводы семидесятых — болезненные, жестокие, с запретом видеться с детьми, с разрывом всех отношений, с оскорблениями и обвинениями. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей, которые так хотели любви и счастья, столько надежд возлагали друг на друга, а он/она – обманул/а, все не так, сволочь, сука, мразь… Они не умели налаживать в семье круговорот любви, каждый был голоден и хотел получать, или хотел только отдавать, но за это – власти. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, просто потому, что, кроме одиночества никогда ничего не видели.

В результате – обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют.

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник. Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.

В моем классе больше, чем у половины детей родители были в разводе, а из тех, кто жил вместе, может быть, только в двух или трех семьях было похоже на супружеское счастье. Помню, как моя институтская подруга рассказывала, что ее родители в обнимку смотрят телевизор и целуются при этом. Ей было 18, родили ее рано, то есть родителям было 36-37. Мы все были изумлены. Ненормальные, что ли? Так не бывает!

Естественно, соответствующий набор слоганов: «Все мужики – сволочи», «Все бабы – суки», «Хорошее дело браком не назовут». А что, жизнь подтверждала. Куда ни глянь…

Но случилось и хорошее. В конце 60-х матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками. Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. Не знаю только, кто он. Конечно, в год все равно приходилось отдавать, и это травмировало, но это уже несопоставимо, и об этой травме в следующий раз. А так-то дети счастливо миновали самую страшную угрозу депривации, самую калечащую – до года. Ну, и обычно народ крутился еще потом, то мама отпуск возьмет, то бабушки по очереди, еще выигрывали чуток. Такая вот игра постоянная была – семья против «подступающей ночи», против «Страшной бабы», против железной пятки Родины-матери. Такие кошки-мышки.

А еще случилось хорошее – отдельно жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Тоже поставим когда-нибудь памятник этим хлипким бетонным стеночкам, которые огромную роль выполнили – прикрыли наконец семью от всевидящего ока государства и общества. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая – автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.

Третье поколение начинает свою взрослую жизнь со своим набором травм, но и со своим довольно большим ресурсом. Нас любили. Пусть не так, как велят психологи, но искренне и много. У нас были отцы. Пусть пьющие и/или «подкаблучники» и/или «бросившие мать козлы» в большинстве, но у них было имя, лицо и они нас тоже по своему любили. Наши родители не были жестоки. У нас был дом, родные стены.

Не у всех все одинаково, конечно, были семье более и менее счастливые и благополучные.

Но в общем и целом.

Короче, с нас причитается.

***
Навык стрельбы по людям появляется только при стрельбе по людям. (с) Гоблин.
Ци форума
cowboy
Сообщений: 1101
Самара
Спасибо сказали: 645 раз(а)
2 дня назад
Артефакт:
Боже упаси! Описываю не я, и в описании депрессия классическая, поверьте мне!
У меня нет психиатрического образования, в материалах по посттравматическим стрессовым расстройствам смерть близких людей указывается как одна из причин развития ПТСР, а депрессия является одним из симптомов ПТСР. Лечение медикаментозное (антидепрессанты, транквилизаторы и нейролептики) и психотерапевтическое. Поэтому и пишу, что до упомянутых вами людей не дошли руки у психиатров.
Артефакт:
И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого.
Такую картину я наблюдаю и в полной семье. Папа в доме и эротизм вроде бы не причём. Теперь мама заявляет, что не нужно выходить замуж, рожать детей, они всё равно неблагодарные и т.д. Старший сын ушёл чисто, раз и навсегда, к родителям в гости приходит лишь по праздникам, например в день рождения. Младший остался ближе к маме, в итоге от него уходила жена. Но младшему всё же хватило ума немного дистанцироваться от мамы и не пускать её в свои семейные дела (что маму жутко обижает), но зато вернулась жена. Таки да, роль жертвы - "я из-за него ночей не спала, а он на электричке уезжает" - должна настораживать.
В другой семье, тоже полной, сыну не хватило духу вырваться из под ига материнской любви. В итоге мужику полтинник, жена ушла, один как перст под каблуком железной маман.

Артефакт:
В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом – алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.
Ну, тут вы не правы. Люди они семейные, развлечений у них мало, вот пусть и любят друг друга в мозг на эти актуальные темы smile Лучше умереть стоя, чем жить на коленях laugh Виртуальные яйца жены без контакта с реальностью варятся в своём соку до состояния нев...бенной крутости и вполне могут привести к атрофии реальных яиц мужа, как в моральном, так и в физическом плане.
Скоростная пятерня
Осел Иа
Сообщений: 318
Уфа
Спасибо сказали: 119 раз(а)
2 часа назад
Да ладно вам.. бабы в своей массе слабые и тупые из-за соответствующих отцов, усугубленной природной склонностью. А кудахтать над их сыновьями просто неприлично. Если не сумел себя воспитать - сдохни, освободи место. Если не сумел воспитать сыновей - пусть сдохнет твой род. Если не сумел найти бабу для достойного продолжения рода..
И не надо оправдывать просранную жизнь нехорошими любящими мамашами.
В обсчем, мужчинки, если вас эта тема так зацепила... ну поняли...
Скоростная пятерня
Артефакт
Сообщений: 477
Москва
Спасибо сказали: 202 раз(а)
56 дней назад
Ну, не знаю.

Кому как, а мне Миронова жалко, Высоцкого - полинаркоман - жалко. Тургенева, Лермонтова (под бабушкой жил, пытался казаться крутым, в итоге напросился на пулю).

Смысл вашего поста: мне повезло родиться и жить далеко от источников радиации, а если кто хапнул лучевой болезни в Хиросиме и Нагасаки - они лузеры, нытики и неудачники.

"Сдохни, освободи место", - это вы кому? Высоцкому? Или Лермонтову?

Вы уверены, что вы нужны, полезны и интересны миру? С Высоцким ясность полная, а насчет других-прочих есть сомнения.

Я бы устроил второй ликбез, по "законам Даннинга-Крюгера", но на форуме это уже где-то было. Куасао - наглядный пример.
Навык стрельбы по людям появляется только при стрельбе по людям. (с) Гоблин.
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.

Новое на форуме