Найти на сайте: параметры поиска

Нокаут – его причины и условия.

11 марта 2006 - Сенчуков Ю.Ю.
article69.jpg
Или роль структуры в нокаутирующем ударе.

Разбирая старые письма, нашел вот это, оставшееся без ответа.

Как вы считаете, почему на проф.ринге есть боксеры - нокаутеры, панчеры, с поставленным ударом (чуть зацепил и противник валится), и там же боксеры обладающие такой же мышечной массой, скоростью, но они не являются нокаутерами. Что мешает им поставить удар? Может какие-то физ. особенности? Но.. вес тот же, комплекция такая же. Неясно...Есть же методики наработанные...

Вопрос очень интересный, жаль, что остался без внимания. Но впрочем, я тут далеко не первый, так что просто попробую изложить свои соображения по этому поводу. 

Нокаут – буквально, «knock out» - выбить вон, «вырубить»; или быстро произнесенное «knocked out» («knock’d out»), то есть, «выбит», «вырублен». Означает состояние, в котором противник не способен продолжать бой - лежит или касается ринга рукой или коленом после счета десять, а также совершает бесконтрольные судорожные движения, теряет ориентацию в пространстве, или же получает травму, делающую дальнейший бой невозможным (технический нокаут). Несмотря на то, что, как мы видим, нокауты бывают очень разными, и не всегда связаны с потерей сознания, большинство людей, как правило, произнося это слово, имеют в виду мгновенную потерю сознания после удара по голове, без каких-либо признаков внешних повреждений – то есть, так называемый «чистый нокаут».
Потеря сознания при ударах в корпус происходит гораздо реже, но болевой шок при этом может быть настолько силен, что делает человека практически беспомощным, лишая его возможности не то что встать, а даже разогнуться. То есть – вот он, бесспорный нокаут: противник не может продолжать бой. Настолько не может, что делай с ним что хочешь. Причем в результате сильных ударов по корпусу часто происходят разрывы печени, селезенки, почек или какого-нибудь из множества расположенных в животе больших и малых пузырей, брыжеек и кишок. Так что рассказы о замедленной смерти, причем весьма мучительной, вовсе не кажутся сказкой. Такой нокаут сплошь и рядом сопровождается рвотой (в том числе и кровавой) и непроизвольным опорожнением кишечника и мочевого пузыря (зачастую также с кровью). Его «чистым» не назовешь. Тем не менее, можно сказать, что такой «грязный» нокаут людям вполне понятен: сильный удар, сильная боль, повреждения, кровь – все ясно. Но очевидно и другое: чтобы так врезать, нужно очень сильно постараться, и к тому же последствия этого удара будут очевидны и трудно излечимы. То ли дело «чистый» нокаут, когда от легкого касания – щелк и готово – противник падает без сознания, но через несколько минут встает целый и невредимый, разве что с легкой головной болью.
Умение ударить так считается несомненным признаком мастерства, именно так хотят научиться бить почти все.
Ну что же – тогда давайте и поговорим именно об этом феномене – а именно о «чистом нокауте» с мгновенной потерей сознания от удара по голове. Эта тема тем более интересна, что в данном случае мы имеем яркий пример того самого «точечного» воздействия, о котором так много говорят в восточных БИ, но примеров которому многие так и не видят. Так что, для тех, кто не видел – вот, теперь и у вас есть повод порадоваться: боксерский чистый нокаут – это типичное «точечное» воздействие. А уж нокаутов-то можно посмотреть достаточно – хоть на видео, хоть вживую. То есть, посмотреть мало – увидели, поверили, поняли - а там и научились делать сами.
Нокаут – феномен очень сложный и противоречивый. Даже сами боксеры точно не могут сказать, отчего он происходит. Нередко нокаут бывает результатом легкого, чиркающего касания – но точно так же иногда приходится видеть и долгий, ощутимо «затянутый» удар, неожиданно приводящий к тому же результату.
Наиболее распространенное сегодня объяснение феномена нокаута таково:
Мозг представляет собой довольно рыхлую студенистую субстанцию, обернутую в несколько тонких оболочек и плавающую в черепной коробке в особой жидкости. При ударе эта жидкость поглощает его энергию, предохраняя мозг от встряски и повреждений, в том числе и от жестких соприкосновений со стенками черепной коробки. Тем не менее, при сильном ударе такие соприкосновения все-таки возможны, что приводит к сотрясению и деформации мозга и частичному отключению (временному или постоянному) тех или других его функций, как правило, сопровождающемуся полной или частичной потерей сознания, непроизвольными, судорожными или автоматическими движениями (нокаутированный боксер в бессознательном состоянии раз за разом пытается встать, или блуждает по рингу). Наиболее «удобным» для нокаута способом такое сотрясение вызывается тогда, когда смещение черепа во время удара происходит в форме резкого поворота головы. Мозг, как и голова, имеет продолговатую форму, и при таком смещении неизбежно «не вписывается» в новое положение полости черепной коробки. Короче, крутаните на столе сырое яйцо, и вы получите приблизительное представление, что происходит с головой и мозгами внутри нее. В результате такого смещения происходит обширное сдавливание мозга как в области лобных, так и в области затылочных долей.
Результат – кирдык, то есть, слава богу, чаще всего нокаут – но вполне можно и окончательно… того.
Таким образом, в большинстве нокаутов, которые вы видели, - или, по крайней мере, я видел, да и ощущал - так или иначе имело место такое вот вращательное смещение черепной коробки по горизонтали или по вертикали. Этим объясняется такая поразительная легкость нокаута при боковых ударах в челюсть или апперкотах, буквально «чуть задевающих» по самому кончику подбородка – в этом положении рычаг между подбородком и позвоночником получается самый длинный, то есть привести череп во вращательное движение так легче всего. При хорошо наработанном навыке удара сила, требующаяся для нокаутирующего воздействия, буквально ничтожна. Я помню один такой поразительный случай, когда моя жена, довольно маленькая по комплекции девушка, весьма легким боковым ударом сотворила нокдаун парню на полторы головы выше ее, одетому в защитный доспех и полный шлем с забралом. Забрало и стало причиной такого «успеха» - выдаваясь вперед, оно еще более увеличивало «рычаг вращения» черепной коробки, требуя для поворота совсем уже небольшой силы.
Кроме этой, причиной нокаута может быть еще и целый ряд ВОЗМОЖНОСТЕЙ. Учитывая аудиторию, я полагаю, что ей интересны не возможности оказаться в нокауте, а условия, которые она постарается по возможности повторить, когда будет бить сама. Давать же противнику ВОЗМОЖНОСТИ и ПОЛУЧАТЬ нокауты, я думаю, мало кому хочется – особенно после написанного выше.
Основным условием, конечно же, является сам удар. Давайте сначала разберем по пунктам его и его составные части.
Если идти «по учебнику», то есть, от требований к постановке удара (нокаут ведь можно считать одной из важнейших задач удара?), то в правильный удар входят:
  • Попадание в определенную точку;
  • четкое движение ударной конечности;
  • своевременный, резкий досыл конечности корпусом или, иначе говоря, вложение корпуса в удар;
  • четкий шаг, соответствующий удару, обеспечивающий максимальное соответствие позиции ног наносимому удару;
  • Жесткая, резкая фиксация ударной части - «сброс силы», «кихап» или «кимэ».
Все вместе дает «правильный удар», - то есть, удар, который способен привести к нокауту, как основной технической задаче.
 
Попадание в определенную точку  
 
Попадание в определенную точку – вещь, по-моему, для многих наиболее очевидная. Согласитесь, что вырубить человека ударом в челюсть очевидно легче, чем ударом в плечо, под зад или в мочку уха. Существует множество пособий, причем некоторые из них написаны общепризнанными классиками, в которых практически ничего не говорится ни о движениях руки, ни о корпусе, ни о ногах, ни о фиксациях – то есть, вообще ни о чем и ничего, кроме того, куда нужно ударить. Пример – Дзигоро Кано, который в своем учебнике «Кодокан дзюдо» на все случаи жизни дает практически один и тот же рецепт: «ударьте его кулаком между глаз». Эта позиция понятна: большинство школ джиу-джитсу было создано для людей, мало понимавших во всяких тонкостях. Драться надо было чуть ли не завтра, ситуации могли быть самыми разными, поэтому довольствовались самой простейшей набивкой рук да знанием мест, куда надо стукнуть. Ну а били – ножом, мечом, рукоятью меча – и только в крайнем случае приходилось использовать кулак. Даже школа Татара-рю, специализирующаяся именно на ударных воздействиях на конечности противника, в основном концентрировалась на изучении точек, а не на способах нанесения ударов.
У китайцев и их окинавских учеников кулак оказался на гораздо более почетном месте и был приравнен к оружию. Тем не менее, внимание по-прежнему уделялось в основном тому, куда нужно ударить. Тонкости самого удара полагалось постигать чисто на собственном опыте, - только некоторые «внутренние» школы с самых азов занимались детальной проработкой структур. Поэтому нокауты были в основном «техническими» и «грязными» - «чистотой» могли похвастать только очень опытные мастера.
«Доперчаточный» бокс в этом плане мало отличался от азиатских школ – ведь бои тоже велись голыми кулаками. При малой площади поражения кулак может нанести чудовищные травмы даже без каких-то особых «структур». Выбитые зубы, рассечения, вывихи и переломы были обычным делом. Нередки были случаи, когда бойцы выбивали друг другу глаза, ломали пальцы, носы и челюсти, сдирали с головы кожу лоскутами – но тем не менее, оставались на ногах и продолжали бой. Тем не менее, были и правила, которые как-то заботились о здоровье бойцов. Примечательно, кстати, что наряду с ударами например, в пах, как слишком опасные были запрещены и удары «под ложечку». Манера ведения боя также отличалась от сегодняшней – опасаясь травм, бойцы в основном обменивались одиночными ударами – тем более, что даже один удар голым кулаком мог привести к «техническому нокауту». Традиция боя сериями ударов возобладала только к концу 30-х годов прошлого века.
Те нокауты, которые имеет в виду автор письма, и которые мы все, благодаря перчаткам, и привыкли считать собственно нокаутами, в бесперчаточном боксе были крайне редки. Обычно бой заканчивался именно техническим нокаутом – чаще всего потому, что боец был искалечен настолько, что не мог при всем желании продолжать бой, несмотря на то, что оставался в сознании. Почитайте Гюго. Бывали случаи, что люди умирали от ран уже после боя. Именно это, кстати, было основным препятствием для распространения бокса, как массового спорта. Мало кому хотелось провести одну-две такие «товарищеские встречи», а потом доживать век калекой или пугать своей физиономией лошадей.
Введение перчаток сразу же лишило бокс большей части его арсенала, предназначенного для нанесения именно таких травм. Точек, в которые можно было нанести акцентированный удар весьма габаритным и к тому же мягким «презервативом» (не шучу – так тогда называли перчатки, от слова «preserve», то есть, «предохранять»), стало гораздо меньше, что с негодованием отмечали многие приверженцы старой традиции. Однако перчатки сильно сместили акцент «внутрь» самого удара, заставив детально изучить и оптимизировать способы нанесения удара, действия ног и рук, а главное - их взаимодействие, которое давало возможность нанести быстрый и мощный удар. Кроме того, для того чтобы добраться до вожделенных ударных зон, бойцам пришлось научиться финтить, изворачиваться, раскрывать противника, активно перемещаясь вокруг него. Правда, перчатка имела и свои минусы. Привычка держать руки у лица в бою без перчаток часто приводит к попаданию в глаза и лицо собственных пальцев. Многие боксеры не имеют закалки рук, что приводит к травмам, когда они дерутся без перчаток. Да и сама перчатка тяжеловата, благодаря ее весу вполне можно сотворить нокаут (причем именно «чистый») даже легким стряхивающим движением кулака, что также часто можно увидеть на ринге – однако привычка бить так голым кулаком такого эффекта не дает. Тем не менее, бой в перчатках можно рассматривать, как один из успешных методов подготовки бойца ударника – и как один из необходимых этапов подготовки даже для тех, кто «по классике» перчатками пользоваться не обязан.
Вернемся к теме: при работе в перчатке основными зонами поражения, ударом в которые можно вызвать «чистый» нокаут, являются, как известно,
  • подбородок,
  • боковая сторона нижней челюсти,
  • сустав нижней челюсти,
  • височная область,
  • ухо
К ним можно добавить на корпусе
  • солнечное сплетение
  • печень – а проще, вообще зона нижних «плавающих» ребер.
При поражении корпуса парень чаще всего остается в сознании – но… «knocked out». Уж очень плохо в животе – и руки не поднимаются, и ноги не держат.
Вот собственно и все. Иногда, правда, бывают нокауты при попадании в лоб или верхнюю боковую часть головы, бывают нокауты даже при ударе прямо в грудь – но это происходит, как правило, в тех случаях, когда удар настолько силен и резок, что, как говорится, «куда ни попади – все равно». Удары в нос «чистого» нокаута, как правило, не дают – но обильно дают нокауты технические, когда глаза противника заливаются слезами и кровью. Удары в нос в основном применяются в качестве обеспечения, лишая противника ориентации в пространстве и возможности эффективно защищаться – хотя, конечно, если в нос нанести тот самый удар, который «все равно куда», нокаут будет тяжелейший во всех смыслах, вплоть до летального исхода в результате проникновения в головной мозг костей из раздробленной переносицы.
Если отойти от бокса, то к вышеперечисленным зонам можно добавить
  • паховую область (низ живота),
  • область почек,
  • область спины чуть ниже лопаток (то есть, почти напротив солнечного сплетения)
  • и затылок,
причем затылок, как и нижнюю челюсть, можно разделить на три самостоятельные зоны –
  • собственно затылочный бугор,
  • зону прикрепления позвоночника к черепу,
  • а также две ямки у основания черепа, с правой и левой стороны.
Наибольшие гарантии для нокаута дают удары в боковые стороны челюсти и в ямки у основания черепа, так как там ударная волна идет непосредственно в мозжечок, который отвечает за общую координацию и ориентацию в пространстве. Причем точке на челюсти соответствует ямка на затылке – если соединить их воображаемыми линиями крест-накрест. Приблизительно так:

Как уже упоминалось выше, вращение может быть не только горизонтальным. Одним из страшнейших «классических» нокаутирующих ударов является апперкот в подбородок, направленный снизу вверх или вперед - снизу вверх. Этот удар также создает вращательное движение вокруг точки крепления черепа к шейному позвонку, приводящее к сдавливанию мозга – но при этом такой удар является гораздо более опасным, чем боковой, так как гораздо легче может привести к перелому шейных позвонков и смерти из-за разрыва спинного мозга.
Ясно? Теперь продолжим.

Четкое движение руки

Четкое движение руки – это значит, что рука движется по оптимальной траектории, и «приходя» в цель, обеспечивает наиболее жесткую ударную структуру – то есть, с минимумом непроизвольных «амортизаций». Пример: поиграйте в «пятнашки» на руках с опытным боксером. Пусть он будет совершенно расслаблен, пусть «кидает» совершенно «пустую» руку, без малейшего напряжения – вы все равно почувствуете, насколько весомо она «втыкается». Здесь я обычно пользуюсь аналогией с брошенным ножом – если он пришел в цель под углом, близким к 90%, он воткнется глубоко. Если угол «прихода» сильно отклоняется от перпендикуляра, то нож выворачивается из цели, а сила удара тем меньше, чем больше это отклонение.
Тем не менее, следует заметить, что рука все-таки не нож – а тело человека не является идеально ровной доской. Удар стоит направлять так, чтобы максимально эффективно «цеплять» или «поддевать» естественные неровности. По этому максимальной эффективности удар достигает тогда, когда он направлен либо чуть сверху вниз (база бокса), либо чуть снизу вверх(база каратэ). В этом случае удар гораздо «жестче», поскольку большая часть его энергии уходит на деформацию тела противника, а не на взаимное отталкивание. Но об этом более подробно стоит поговорить отдельно.
Покамест нам достаточно уяснить следующее: если четко выстроенная структура даже полурасслабленной руки приходит в цель по траектории, близкой к оптимальной, то удар получается весьма и весьма увесистым и жестким, даже если человек не делает более ничего – ни шага, ни «вложения», ни фиксации.
Своевременное, резкое вложение корпуса в удар, а точнее – правильная сборка ударной структуры. Вложить корпус в удар без структуры невозможно, к тому же дело не столько в весе, сколько в четкой передаче в удар импульса толчковой ноги. Именно так – и это подтверждают многие бойцы-легковесы, к примеру, великий Ласло Папп, к пожилому возрасту сохранивший такой удар, что, как писал один из его противников, «на меня как будто рухнул пароход». Если сосредоточиться только на весе, то такие феномены просто ничем не удастся обосновать.
Итак, вернемся к теме: снова повторю: рука не нож, ее полет нельзя назвать свободным. К ней приделано тело, которое тоже должно участвовать в ударе – иначе оно, образно выражаясь, повиснет на ударе и будет волочиться следом, существенно затормаживая и ослабляя действие руки. Таким образом, лучше уж активно его задействовать и за счет его движения усилить удар. Большинство пособий и тренеров говорят об использовании реверса тела вокруг оси позвоночника. Я придерживаюсь другого мнения, но, тем не менее, рассмотрю здесь и этот способ.
Реверс вокруг оси позвоночника – одно из наиболее естественных движений человеческого тела. Что это такое, лучше всего можно почувствовать, попробовав быстро бродить по пояс в воде. Противонаправленные движения рук и ног и ощутимые скручивания корпуса, возникающие во время этого, вокруг своей оси дадут вам наглядное представление о том, что такое реверс.
В ударе реверс используется следующим образом: в то время, когда одна рука выполняет удар, вторая так же резко отводится назад – и этим, как говорится в учебниках, «увеличивает силу удара». Сила удара вообще-то увеличивается не за счет того, что рука отводится – это все равно, что «ветер дует потому что деревья качаются» - при отводе руки назад и развороте плечо ударной руки подается вперед. То есть, основная цель разворота: подать плечо вперед. Почему же обязательно с помощью реверса? А что если просто выдвинуть его вперед? Хм… Похоже, что при этом сила удара существенно падает. Почему? Потому, что при обособленном от корпуса движении плеча вперед распадается ударная структура. Ведь основные мышцы, которые за счет своего сокращения могли бы ее «выстроить», вам приходится расслабить – иначе движение невозможно. То есть, имеет место выбор: или жесткая структура, или движение. Фактически, движения в бою представляют собой переходы между какими-то единообразными базовыми положениями, которые могут обеспечить максимальную согласованность всех мышц тела и наиболее удобное приложение силы. Если же мы пытаемся (как все «нормальные люди») бить за счет движения, то сплошь и рядом ударная структура сложиться не успевает. В этом случае плечевой и локтевой суставы превращаются в естественные «амортизаторы», удар смягчается, причем при этом может произойти и травма руки (вывих локтя, подвывих запястья), плеча(разрыв связок) и даже позвоночного столба (смещение дисков). То есть, при неверно сложенной структуре сила встречного столкновения масс не направляется внутри структуры, а находит первый попавшийся «выход», калеча и ломая тело в слабых местах – как правило на изгибах и «углах».
Да, такой удар нам не нужен – и никому не нужен. Не случайно же во всех учебниках каратэ стоит: «не задирайте плечо». Хотя, что постоянно доказывают боксеры, нужно не вообще отказываться шевелить этим суставом, а просто нужно УМЕТЬ это делать. Тот, кто отказывается, никогда этому научиться не сможет, поскольку изначально лишает себя такой возможности. Боксеры в данном случае являются живым и эффективным опровержением каратистских догматов - движениями плеча они и голову достаточно эффективно прикрывают, и удар удлиняют – то есть, движение это вполне рабочее, нужно только научиться правильно встраивать его в структуру.
Ну, с плечом разобрались - давайте вернемся к реверсу: что же дает нам это движение? Досыл плеча и, соответственно, руки вперед за счет разворота тела – то есть, без несвоевременного расслабления мышц. Структура удара остается жесткой и - бац! Удобно и достаточно эффективно. А так как в большинстве современных ударных единоборств перехваты рук не в почете, то такой способ используется практически повсеместно – и в боксе, и в кик-боксинге, и в саньда (представляющем собой, в общем, тот же кикбоксинг с добавлением нескольких силовых бросков). Даже каратисты, особое внимание уделяющие отсутствию поднятия и выдвижения плеча в ударе, бьют за счет реверса. Что же это значит? Если две очень сильно отличающиеся системы рекомендуют реверс, как одну из основных деталей удара – значит, это движение оптимально?
Не думаю. Близко к оптимальному, да. И если смотреть на удар только сугубо с технической точки зрения, то никаких оговорок может и не быть. А с тактической стороны бой отличается тем, что редко удается нанести удар в идеальных «стендовых» условиях. Бойцу приходится бить в движении, причем еще и постоянно заботиться о сохранении устойчивого положения тела, компактного расположения рук и ног, необходимого для защит или дальнейших движений. Поэтому удар редко бывает один, и на нем одном ничего не кончается. Скорее можно сказать, что с первого удара все только начинается. Противник в это время тоже движется, пытается совершать какие-то контрдействия, для чего ищет слабые места в ваших действиях. И – если вы бьете как по мешку, максимально вкладывая силу, с реверсом, то - находит…
Есть в реверсе есть одна особенность, которая при наличии захватов и бросков зачастую оборачивается против бойца – а именно: в процессе удара он фактически разворачивается боком к противнику – или дает противнику шанс «помочь» его движению, и, избегая удара, одновременно оказаться за спиной бойца. Или же выполнить бросок, подвернувшись под ударную руку в соответствии с реверсом. Или же, перехватив бьющую руку, воспрепятствовать нанесению удара второй рукой – и далее управлять противником с помощью захваченного рычага.
Поэтому существует еще один способ, который противоречит классике каратэ, но который весьма успешно используют тэквондоины и многие боксеры. Они «вкладывают» корпус в удар резким импульсом брюшного пресса, чуть подавая всю верхнюю часть корпуса вперед. Этот способ более выгоден при наличии «в правилах» захватов и бросков – но требует более точного соответствия шага удару. За это его и не любят каратисты (чья стойка «по канонам» принимается заранее, и поэтому не корректируется в процессе удара) и те боксеры, которые большую часть тренировочного времени посвящают тренировке на мешке и качанию силы. Недостаток умения перемещаться в этом случае приводит сплошь и рядом к потере равновесия во время удара – что, естественно, в бою недопустимо. Поэтому для них реверс оказывается более выгодным – точнее, почти никто его специально и не отрабатывает. Он возникает сам по себе в процессе тренировки на мешке, как естественный «усилитель» и «удлинитель» удара, и так и сохраняется потом, как хроническая «детская болезнь», практически незаметная, потому что «все так делают». Остается молиться, чтобы не попался кто-то, умеющий делать «не так». Чтобы противник не умел перемещаться, не умел заходить за спину и перехватывать руки – но так как это действительно мало кто умеет, реверс и процветает повсеместно, как наиболее простой способ.
Тем не менее, вернемся к теме: так или иначе, реверсом или наклоном, мы «вкладываем в удар вес тела» - и обеспечиваем воздействие на цель не только 5-8 кг массы руки, но, в идеале, и всей своей массы, существенно усиливая удар.
Правда, для идеала, то есть максимального вложения, необходимо переместить в направлении удара ВСЕ тело – то есть, шагнуть или прыгнуть. В этом все единодушны все каноны без исключения – и даже мне с этим спорить незачем. Шаг или скачок существенно расширяют область досягаемости, к тому же они еще и существенно увеличивают общую скорость удара.
Если вы «стоите в стойке» и наносите удар рукой – с реверсом или нет, сейчас без разницы – то при столкновении кулака с целью возникает обратная волна, то есть, отдача. Как уже говорилось выше, она воздействует на все суставы вашей руки и тела, как бы ища слабые места в ударной структуре – и, если такое место есть, в этом месте происходит ее слом, внешне проявляющийся как «складывание» сустава, амортизация, или настоящий перелом сустава или разрыв связок. При попытке стоять в статичной стойке с вертикальным корпусом такими слабыми местами, как правило, оказываются коленные суставы и поясничный отдел позвоночника. В результате происходит либо «откидывание» корпуса назад (с травмой или без – все зависит от случая; тем не менее, упорное исполнение ударов с вертикальным корпусом и в статичной стойке рано или поздно приведет к проблемам в коленях и спине), либо потеря равновесия. Именно поэтому, кстати, каратистам лучше не стесняться выполнять удар с «Киай»: цель этого выкрика – не что иное, как резкий импульс брюшного пресса (см. выше), компенсирующий нагрузку на позвоночник. Именно так – другого смысла у него нет. То есть, по факту все равно происходит вложение массы импульсом пресса и досыл удара вперед – как мы видим, вопреки писаным «канонам», на практике оно все равно присутствует и применяется. Другое дело, что о природе этого несомненно важного компонента «говорить не положено».
Потеря равновесия также может произойти и по другой причине. Когда человек стоит в начальной стойке, его масса и его руки находятся в пределах опорной базы, а когда бьет – масса резко перемещается в сторону удара и рука зачастую оказывается за ее пределами. Вследствие этого происходит потеря равновесия – особенно сильно это ощущают те, кто пытается бить из статичной стойки не один удар, а серию. Тут уж два пути: либо мы массу тела вообще не вкладываем, сохраняем статичный корпус, молотя воздух руками (каратисты), либо мы фактически, «проваливаемся» в направлении удара. В первом случае сила ударов стремится к нулю прямо пропорционально количеству ударов, во втором…. молитесь, чтобы в правилах не было бросков, или чтобы нельзя было бить по спине или затылку. Пытаясь компенсировать это проваливание, люди, как правило, применяют очень широкие, укорененные стойки или совершают широкие шаги. Ну что же – опять нужно молиться – на этот раз, чтобы правилами были запрещены подсечки или удары по ногам, или чтобы противник не умел их делать.
Таким образом, мы видим, что одна проблема, как ее ни закрашивай и как ни маскируй, тянет за собой другую, - а точнее, нерациональный способ удара, на первый взгляд, более легкий и выгодный, тянет за собой целую гирлянду этих проблем. Я же считаю выгодными те способы, которые, пусть и за счет каких-то «неудобств» и «непривычностей» для новичка, позволяют изначально избежать большинства из этих бед – и при этом дают кстати, вполне приличную силу удара. Вполне достаточную как для успешного и резкого удара, позволяющего свободно атаковать контратаковать, защищаться и перемещаться, так и для нокаута, в качестве основной задачи удара.
Ведь в чем состоит преимущество реверса? Незначительное увеличение длины удара, полезное и применимое только на начальных этапах обучения, и такое же незначительное увеличение силы, за счет большей «комфортности», которое также важно только на начальном этапе. А вот на продвинутом этапе, когда вы привыкнете, к «удару прессом», все эти преимущества сойдут на нет – а у вас появятся свои. Вы получите их в виде лучшей маневренности, большей резкости, большей вариативности техник рук и – представьте себе – большей силы удара за счет активного перемещения в ту же сторону.

Четкий шаг
 
Четкий шаг, обеспечивающий соответствие позиции ног удару – из предыдущего пункта ясно, что максимально вложить тело в удар возможно только с использованием шага или прыжка (скачка). Я применяю обозначение «скачок», как короткий прыжок ВПЕРЕД, а не вверх, с одновременным перемещением всех частей тела. Таким образом, положение ног должно определяться не «упорностью» и надежностью во всех направлениях, что очевидно недостижимо и бессмысленно, а наибольшим удобством с точки зрения вложения силы в удар – и соответственно, скачка в направлении этого удара. Ведь всем известно: как прочно ни стой, если ты не владеешь инициативой, прочность твоей стойки тебе нисколько не поможет, а скорее наоборот, облегчит противнику нанесение ударов. Ни одна стойка, какой бы правильной она ни была, сама по себе не гарантирует не только победы, но даже безопасности. В бою необходимо двигаться, маневрировать – и это является основной целью любого положения ног и тела, и основным критерием оценки «выгодно-невыгодно» или «правильно-неправильно».
Одновременное с ударом выполнение шага, с моей точки зрения, является наиболее верным и с технической и с тактической точки зрения вариантом. При таком способе шага мы можем наносить тем больше ударов, чем больше делаем шагов, - а также корректировать направление удара именно за счет шага. Этот постулат изучается в КОНТЭНе с самых первых дней, как правило «Топ-хлоп», и заключается в том, что удар по цели совпадает со постановкой на пол передней ноги (при ударах руками) или с перестановкой опорной ноги при ударах ногами. Конечно, многие смогут заметить, что при нанесении ударов по нисходящей траектории кулак касается цели чуть раньше, чем ступня передней ноги, а при ударах по восходящей траектории нога касается пола чуть раньше. Да, так оно и есть – но это именно нюансы, которые описывать можно долго, а преподавать нецелесообразно. Гораздо проще и выгоднее как для тренера, так и для учеников начать с отработки одновременного «топ-хлоп», приобретя все необходимые нюансы потом, в процессе отработки. Усиление удара при этом происходит автоматически, обучение существенно облегчается – и самое главное, облегчается понимание взаимосвязи действий рук и ног, что для многих приверженцев «традиционных методик» является серьезной проблемой.
Я полагаю, что здесь еще стоит добавить пару слов о роли наклонного положения корпуса и роли брюшного пресса, которую я уже подчеркивал выше, и которая для многих сегодня является одним из самых спорных моментов.
Дело в том, что большую часть своей эволюции млекопитающие, (или «звери») повели на четвереньках. Это выработало определенный, единый практически для всех из них принцип построения тела. Не случайно же крокодил, «пресмыкающийся» по земле с помощью сокращений боковых мышц, и плавает с помощью волнообразных движений хвоста и своего тела из стороны в сторону. Ихтиозавры, морские ящеры, тела которых были построены на той же «гадской» основе, также имели вертикально расположенные лопасти хвоста. А вот дельфины и киты, млекопитающие, машут своими хвостами вверх-вниз – благодаря именно «звериному» принципу расположения мышц.
Основа для такого движения – противопоставление в «звериной» конструкции спины и живота. Спина играет большую роль в отталкивании задними ногами и протягивании передних лап (рук) вперед. Брюшной пресс же, наоборот, служит для сведения передних и задних конечностей вместе. То есть, если у гадов лапы соединялись только «через бок», то есть по одной, у зверей, кроме такого соединения, присутствует еще и единое, вертикальное, приводящее «зад» в целом к «переду». Таким образом, звери по сравнению с гадами получили большее количество возможностей для контроля и координации, дающее, к примеру, возможность перемещаться на трех ногах, если одна повреждена, а также большее удобство при прыжках и переворотах. Такая конструкция оказалась настолько удачной, что пара «пресс-спина» стала основной - и среди зверей полно таких, которые не могут совершать боковых изгибов (бык, кабан, слон) или даже просто оглянуться – как, к примеру. волк, который очевидно является далеко не самым медленным и неуклюжим животным.
Встав на две ноги, человек как бы «выключил» пресс из работы по обеспечению перемещений, миллионы лет бывших его основным занятием. Основную его двигательную модель можно описать так: подошел к кусту(работа ног), остановился, поднял руки и собираю ягоды (работа рук) и сую их в рот. Руки сами по себе, ноги сами по себе. Ноги где-то там внизу ходят, руки чего-то там наверху делают. Такое разделение за довольно долгое время нашего прямохождения стало очень привычным. Точно так же, следуя инстинкту, многие действуют и сегодня, в том числе и на тренировках: подошел к мешку, остановился, поднял руки и наношу удары. Научиться двигать руками на ходу, бить на ходу, стрелять на ходу или на бегу для многих людей является очень трудными задачами.
Так вот, к чему было это долгое отступление: роль брюшного пресса в нашем организме по-прежнему очень велика. Он имеет множество обратных связей с мозгом, тесно связанных с ориентацией в пространстве. Известно же, что если человек качает пресс, то он становится более устойчивым к эффектам закруживания или морской болезни, его движения становятся более четкими и собранными. Если мы наклоняем тело вперед, то тем самым мы тут же приводим пресс в положение, близкое к тому, в котором он был «главным» в течение миллионов лет. И он тут же включается в работу! Он снова начинает координировать взаимодействие ног и рук – особенно четко это проявляется тогда, когда человек работает по «контэновской модели» (название, понятное дело, условно). То есть, для него что действие руки, что действие ноги – одно и то же: перемещения. Пресс объединяет руки с ногами, обеспечивает передачу импульса с ноги на руку и наоборот, позволяет мгновенно вложить в любое действие силу мышц всего тела. В его работе ему содействуют спина и зад, в буквальном смысле подпирая и прикрывая его сзади, позволяя быстро сгибаться и разгибаться, а также перенаправлять и координировать действия ног при совершении поворотов.
Это не открытие: заставьте драться самого кондового крестьянина, дайте ему в руку нож – и он тут же примет «стойку», в которой ходили наши обезьяноподобные предки – с наклонной спиной и выставленными вперед руками, на согнутых ногах-пружинах. Посмотрите на руководства по рукопашному бою времен войны – почти везде вы увидите эту же стойку. Посмотрите, в какой стойке стоят практически все борцы. Посмотрите, как дерутся на ножах. Посмотрите на стойку боксеров – не тогда, когда они пританцовывают друг напротив друга, выбирая удобный момент и изредка постреливая длинными джэбами, а тогда, когда идет наиболее интенсивный обмен ударами – то есть, в самый ответственный момент боя. В конце концов, заставьте драться каратистов – нет, не наскакивать друг на друга с одиночными ударами (тут конечно, может быть оказаться держать свое лицо подальше: ткнул и отскочил – очко!), а именно драться, то есть, вести более-менее продолжительную схватку – и вы сразу увидите изменение позиции, соответствующие тому, что я здесь предрекал.
Исходя из этого, отработка «стоек» с нарочитым требованием «вертикальной спины», как основным критерием «правильности», не только не является правильной, но и откровенно вредит бойцу, действуя буквально вопреки его анатомии и разрушая его двигательную основу. Не случайно в китайской традиции говорят не о стойках, а о шагах(бу), не случайно утверждают во всех без исключения трактатах: перемещение прежде всего! Не случайно долдонят отовсюду – хара, хара, хара, даньтян, тандэн, данджон!!! Чего ради вы его качаете, спрашивается,, если им не пользуетесь? Что толку рассусоливать о роли даньтянов и «взращивать ЦИ» в позах, заведомо не дающих возможности его не то что использовать, но даже включить? При таком подходе если кто-то и обучается, то не благодаря, а вопреки методике – и применяет поистине титанические усилия и ухищрения, чтобы в течение многолетней практики компенсировать, то что «методика» поломала с самого начала.
Комментарии опускаю – у самих фантазия есть. Добавлю только одно: как известно, ученики легче и охотнее всего перенимают то, что мастер считает своими недостатками. Особенно те ученики, которых мастер потом закономерно называет «плохими» и списывает в отстой. Кстати, стоит посмотреть на движения старых мастеров современного каратэ (да, уже есть старые мастера! Успели состариться!), чтобы увидеть, что они весьма далеки от того, что эти же мастера дают в качестве методики. В чем причина? Или ученики до сих про для них «белые обезьяны», от которых они прячут секреты – или же сами они учились, бездумно обезьянничая со своих учителей, а потом многолетним трудом компенсируя свое бездумие?
Пусть они решают. Это их проблема.

 
Вернемся к теме.
Следующий момент, касающийся шагов: подшаги и подвороты. Здесь надо будет в основном обратиться к боксу, как наиболее «открытому» источнику информации на эту тему. Китайцы, что примечательно, тоже пользуются такими же способами коррекции шага, но до сих пор упорно их «секретят» – и вот результат: мало кто из бойцов ушу и даже саньда умеет сегодня применять эти штуки. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.
Речь идет о подворотах ступней (в основном, на носке) которые обеспечивают необходимую смену направления удара или резкую смену направления движения (что, по большей части, одно и то же). Чтобы повернуться влево, нужно не разворачиваться всем корпусом влево, (у этого движения слишком большая инерция), а резко оттолкнуться от пола носком правой ноги. Движение происходит резко и легко, в основном за счет силы этого же толчка. Такие подвороты – поистине самый важный секрет: они дают возможность превратить прямой удар в боковой, резко уклониться от атаки или оказаться сбоку от противника с помощью неуловимого движения ступней.
Ну и естественно, сила этих толчков и подворотов во многом плюсуется к силе удара – особенно если речь идет о боковых или апперкотах.
Роль шагов и подворотов в ударе настолько важна, что можно на полном серьезе говорить о том, что все удары вообще наносятся ногами – причем не только те, при которых в цель попадает ступня, пятка, голень или колено – но и те, при которых ударной частью является кулак, ладонь, предплечье и локоть.
 
Жесткая фиксация (сброс силы) 
 
Жесткая резкая фиксация или же сброс силы позволяет закрепить ударную структуру в ударе, минимизировать амортизацию, возникающую в ней, а также обеспечить правильное приложение силы во время удара, которое из-за этой амортизации и сопровождающей ее деформации структуры, также может измениться. Кроме того, и сама фиксация, проводимая определенным способом, зачастую компенсирует и неточно выставленную структуру, и недостаток шага, и недостаточное вложение корпуса.
Фиксация может выполняться в точке удара, а также с проносом за точку удара (что более выгодно). В этом втором случае пронос может выполняться как по прямой за точку удара, так и по касательной к этой точке, что характерно для боковых ударов. Третий способ фиксации – с отталкиванием от цели.
Способы фиксации:
1) раз уж мы с вами начали с бокса, то опишем прежде всего один из его характерных способов – как говорил Мохаммед Али, «камень на веревке». В роли «камня» здесь выступает предплечье с жестко зафиксированным запястьем и кулак в массивной перчатке, в роли веревки – плечо и верхняя часть корпуса – и тут же выдергиваем.
Бросаем руку в цель, в момент удара закрепощая запястье и резко сжимая кулак, как будто пытаясь раздавить нечто, в нем находящееся. Вариант – «поворачивая ручку газа», словно в мотоцикле. Фактически, рука полурасслаблена, структура состоит только из жесткой конструкции кулак-предплечье – но благодаря весу перчатки, кинетическая энергия удара довольно велика, что позволяет «порхать как бабочка и жалить, как оса». Так как все остальные мышцы полурасслаблены, свободны, то наблюдается небольшое запаздывание при их включении – нога чуть обгоняет корпус, а плечо чуть обгоняет руку. Тем не менее, запаздывание настолько мало, что в большинстве случаев противник не успевает уклониться или защититься, а за счет этой своеобразной упругой волны, прокатывающейся по корпусу от ног к плечу, даже получается своеобразный «хлыстовой эффект», то есть, несколько возрастает резкость удара. Запаздывание может быть объяснено также и тем, что перчатка довольно тяжела, и обладает определенной инерцией – то есть, разгонять ее приходится постепенно. Если мы резко «стрельнем» силовым импульсом в то время, когда структура еще не развернута, а корпус не находится в оптимальном положении для сброса, то импульс пропадет впустую, и даже может нарушить порядок разворачивания структуры – то есть, внешне это будет выглядеть как банальное отсутствие координации (это оно и есть). Даже если этого не произойдет, результат такого преждевременного импульса будет, как правило, таким: удар довольно резко (я бы сказал, судорожно) начинается, но замедляется по мере полета, и кулак попадает в цель «на последнем издыхании». Некоторые даже умудряются таким движением серьезно повредить собственный локоть. То есть, так обычно бьют женщины и люди, никогда не пробовавшие бить в перчатках. Для ликвидации такой привычки «дергаться» очень полезно будет потолкать ядро. Тем не менее, не стоит забывать, что толкание ядра все-таки имеет динамику, отличающуюся от ударной и является только вспомогательным упражнением.
Следует хорошо понять или хотя бы крепко запомнить: сброс силы ВСЕГДА осуществляется через ту или иную структуру. Иначе быть просто не может. Стало быть, если появляется сила, то тут же возникает и структура – и чем больше силы, тем жестче структура. Сбросьте силу раньше, чем надо – и структура тоже возникнет раньше, чем надо; то есть, удар уже будет неоптимальным. Но об этом ниже.
2) закрепощение всей руки в момент удара – один из лучше всего описанных способов, происходящий, конечно же, из каратэ, как наиболее распространенной школы. В момент удара вся рука полностью напрягается, превращаясь в негнущийся таран. Таким образом, несмотря на потерю набранной во время полета скорости, ударная структура жестко «втыкается» в цель. Так как перчатки нет, вес ударной части невелик, и ее разгон происходит довольно быстро – а площадь контакта довольно мала, что облегчает проникновение в тело противника. Этот способ довольно часто используется и в боксе, когда удар наносится полураспрямленной рукой (короткий хук, апперкот). Также подобный способ удара может быть применен и в том случае (джеб, кросс), когда рука не может набрать достаточную скорость и кинетическую энергию для чистого «боксерского» удара. О втыкании и сильном ударе в последнем случае, конечно, говорить не приходится – так бьют, в основном, когда нужно не столько ударить противника, сколько удержать его на расстоянии. Хотя, как бы ни было странно, случаются и нокауты, происходящие в результате такого удара – но об этом ниже.
Удар такой «распоркой» вполне эффективен, если правильно выбрана дистанция, и даже может обойтись без досыла корпуса вперед – вместо досыла используется инерция покоя корпуса бойца. То есть, молниеносно возникающая распорка не может мгновенно сдвинуть с места массивный корпус (вот зачем им упорная стойка), и сила удара идет в тело противника. Ну да, идет – в том случае, если сам он не успел занять такую же стойку и встретить удар – пусть даже и грудью. В этом случае сила будет по-братски разделена поровну – половина уйдет на сокрушение ребер противника, а половина отправится обратно, в виде отдачи, калечить ваше плечо и спину. Существует даже такой прием, из которого возникла поговорка, популярная среди каратистов: «не знаешь что делать – делай шаг вперед». Смысл ее таков: если вы в момент удара противника резко двинетесь вперед, пройдя оптимальную дистанцию разворачивания его ударной структуры («дистанцию оптимального кимэ»), то вам практически ничего не будет – разве что почувствуете толчок. Зато вся сила противника, направленная в недоразвернутую структуру, обратится против него – и он, как уже говорилось выше, может подломать себе либо запястье, либо локоть, либо плечо – или просто «вылетит» из стойки и упадет, что чаще всего происходит при ударах ногами. Да, ногами – удар ногой принципиально ничем не отличается, подчиняется тем же принципам и использует те же механизмы – разве что вместо импульса задней ноги мы досылаем тело в удар опорной ногой. А вообще-то и тут разницы нет: опорная в этом случае и есть задняя, и структура создается та же самая, разве что позвоночник в качестве передатчика импульса в ней не участвует
Тем не менее, удары распоркой могут быть очень хорошим учебным приемом, поскольку наилучшим образом обучают пониманию природы ударной структуры. Через этот этап обязательно приходится так или иначе пройти – вот только застревать на нем не следует. Этот способ делает вас малоподвижным, и к тому же облегчает проведение болевых приемов на локоть при перехвате рук. Да и сам перехват выполняется гораздо легче – особенно если «перехватчик» не отбивает удар, а уклоняется или обходит его, а то и, при особой наглости, просто пускает вскользь. За одно это уже стоит любить каратэ - это я говорю, как большой любитель перехватов таких рук.
Здесь стоит добавить, однако, что удары такой рукой могут наноситься и маховым или круговым движением – это знаменитые «мосты» многих китайских внешних стилей. Рука раскручивается и бьет, как цеп, напрягаясь в момент контакта. Вещь весьма рискованная, если у вас не проработаны локтевые суставы. Но ведь дерутся же – значит, игра стоит свеч. Правда, к примеру о стиле тунбэй говорят такое: до тридцати ты работаешь на себя (то есть, зарабатываешь славу, как боец), а потом «работаешь на врачей» - по-моему, именно в связи с этими ударами. Но… один из тяжелейших нокаутов, который однажды сотворил знаменитый «хулиган ринга» Рой Джонс был выполнен именно таким вот ударом с маховой раскрутки.
Здесь, я думаю, стоит обратить внимание и на возможные ошибки – а именно на тот факт, что иногда слишком раннее создание структуры приводит не к усилению, а к ослаблению удара. Это часто встречается – человек напрягает руку, чувствует, что силы вложил огромное количество, а результат обескураживает: либо никакого дополнительного эффекта, либо потеря равновесия. В чем причина? Большинство людей под вложением силы понимают напряжение руки. В чем-то они, кстати, правы: такое напряжение есть часть структуры. То есть, напрягая руку, мы ее и создаем – но не там где надо, а гораздо раньше. Но она-то нужна именно в том месте и в тот момент, куда и когда мы будем сбрасывать силу, а не до того! Что же теперь делать? Если мы напрягаем руку раньше, чем нужно, то теперь нам приходится бороться со своей собственной структурой, тратить еще больше силы, «загибая» ее к удару. Именно это и воспринимается необученным человеком, как рука, «налитая силой» – щас кя-я-як вмажу! Ну-ну… А что выходит в итоге? Огромный перерасход силы, наличие жесткой конструкции, которую противник может использовать, как рычаг, и которая имеет огромную же инерцию, за счет которой нарушается равновесие – но пользы ото всего этого чуть. Получается не столько сильный удар, сколько имитация такового – зато со всем букетом вредных последствий для себя самого. Особенно смешно, неуклюже и бесполезно это выглядит при ударах ногами.
К сожалению, в бою, когда вся техника выветривается из головы под мощным напором адреналина, большинство ударов у большинства людей выглядят именно так. Более того, по наличию таких несвоевременных «зажатостей» можно судить и о том, насколько боится боец – чем ему страшнее, чем менее уверенно он себя чувствует, тем шире растопырены его ноги, тем более «деревянными» выглядят его движения, тем меньше он их контролирует. Человек буквально борется со своим страхом вместо того, чтобы бороться с противником. В этом случае боец представляет собой открытую книгу для противника – и если тот ее не может прочесть, то чаще всего только потому, что сам находится в том же состоянии. Таким образом, можно усмотреть прямую и ясную взаимосвязь между правильной наработкой техники и психологическим состоянием в бою - а значит, можно использовать эту взаимосвязь и в обратном порядке. То есть, чем лучше наработана техника, чем ближе были условия отработки к условиям применения, тем меньше будет зажатостей, тем комфортнее будет чувствовать себя боец, тем меньшее сопротивление тела ему придется преодолевать. То есть, и страх будет меньше, и толку, соответственно, будет больше.
Используя «мосты» и другие заготовки структур, одной из которых, кстати, является классическое «негнущееся» предплечье боксера с намертво зафиксированным запястьем, мы все-таки должны помнить о том, что напряжение в них никогда не является максимальным, и становится таковым только в момент сброса силы. Иначе искомого эффекта не будет.
3) третий способ фиксации происходит из второго, но имеет свою особенность: такая фиксация объединяется с разворачиванием ударной структуры – и фактически ею же является. А потом тут же пропадает - Помните детскую игрушку «язычок» или «хамелеончик» - когда резко дунув в свернутую бумажную трубочку, мы заставляем ее выпрямиться? Таким способом бьют опытные каратисты, таким способом бьют во многих стилях ушу. Человек в этом случае не «разгоняет кулак», не «наносит удар» - нет, он просто видит щель (или цель), и мгновенно «занимает правильную позицию» относительно нее. Преимущества в этом способе таковы: первое – так можно наработать жесткий удар даже при врожденном пацифизме и нежелании бить человека, только за счет одной снарядной наработки. Второе – у правильно обученного человека следующий удар начинается из этой «уже занятой» позиции, без предварительной подготовки в виде отведения назад к плечу и т.л. действий. Это очень выгодно и удобно, особенно если основным способом тренировки были, как уже говорилось выше, снаряды и ката (таолу).
Такой же способ фиксации мы видим и у боксеров, особенно при коротких боковых ударах. Именно такая фиксация в этом случае дает тот эффект, о котором вы написали «чуть зацепил – и противник валится». У того же Джонса полно таких примеров.
4) четвертый способ фиксации заключается в спиральном выполнении ударов, мгновенном проходе через точку распорки – и резком отталкивании от цели. Он наиболее сложен в изучении (к моему большому сожалению – поскольку это и есть макки), но он обладает наибольшей скоростью, кумулятивным ударным эффектом (отталкивание как бы «додавливает» удар в цель), и при этом сильно затрудняет перехват руки. Он одинаково эффективен как в перчатках, так и без. К тому же основной и неоспоримый его плюс – изменчивость: начиная такой удар, как удар вперед, вы без особого труда уже по ходу можете превратить его в боковой, захват или защиту. Как говорится у нас, «все движения руки происходят от макки». Если посмотреть на удары мастеров каратэ высокого уровня, на базовые удары тайцзи, на фирменные удары, к примеру, Кости Цзю, то все они «в реале» выполняются по этому принципу – несмотря на то, что показывать их поэтапно эти люди будут по-разному. Но вы посмотрите на них в «рапиде» - и убедитесь.
На этом о фиксациях, я думаю, пока достаточно.
Итак, мы видим все составляющие удара, которые обеспечивают следующие условия –
четкий приход в нужную точку
резкое ускорение ударной части в момент контакта,
отсутствие амортизаций (для чего собственно, и нужно это ускорение),
приложение максимальной силы в момент касания (нужное и для ускорения, и для удержания структуры, и для обеспечения импульса, достаточного для соответствующих смещений черепа),
четкий шаг, обеспечивающий верный вектор удара и соответствие ему ударной структуры.
Конечно, во многих случаях какой-то из этих компонентов может быть неоптимален – в бою идеальные условия возникают крайне редко и существуют крайне недолго - но проработка всех этих компонентов позволяет создать своеобразный «резерв надежности», компенсировать недостаок одного за счет избытка другого - и все равно имеет место нокаут.
 
Возможности оказаться в нокауте (антиподы условий) 
 
Возможности же оказаться в нокауте можно назвать «АНТИПОДАМИ» условий, и они, точно им соответствуя, могут быть следующие:
Попадание в определенную точку;
Соответственно, ПОДСТАВЛЕНИЕ уязвимого места под удар или «раскрытие». Может произойти и случайно, но такие случайности «почему-то» встречаются тем реже, чем опытнее боец.
Да и то сказать – что такое случайность? Отсутствие контроля. Что-то и где-то в ситуации боя было оставлено без внимания – и противник этим воспользовался, причем зачастую тоже случайно, наобум махнул рукой или ногой и – бац! – попал. Можно ли это назвать случайностью? Или может тогда случайностью придется называть и то, что он вообще сопротивляется? Как говорится, случайность случайности рознь. То есть, такие случайности – это целиком недостаток вашей подготовки, и, соответственно, чем лучше вы будете готовиться, тем меньше таких случайностей будет происходить с вами, и тем больше – с вашими противниками. И уж гораздо лучше случайно попадать, чем случайно получать, не так ли?
Как это бывает: бил человек в белый свет, бил с перепугу, просто «туда, где враг» - а враг-то, сам того не замечая, хряп его носом по кулаку!
И - кирдык. Нокаут, то есть.
Недоумевающий победитель, еще не успевший отойти от испуга, уже получает поздравления. Недоумевающий побежденный, корчась на полу не столько от боли, сколько от досады на самого себя, рвет волосы на… сами знаете, на чем.
Ситуация, типичная для драк в песочнице, пьяных разборок «по-деревенски» и ранних чемпионатов по «боям без правил» - то есть, до тех пор, пока народ еще не знает, что там может быть, и с правилами не определился.
Как избежать таких «подстав»? Сделайте свою стойку более мобильной и компактной, сохранив в ней взведенные «пружины» обеих ног, которые легко могли бы переместить ваше тело в любом удобном направлении. Посмотрите на стойку старой школы советского бокса, особенно ее «клинчевый» вариант – это приблизительно то, что надо. Из каратистских канонов к этому положению ближе всего стойки сантин или хангецу – но вопреки канонам придется отказаться от выведения паха вперед и от вертикально выпрямленной спины – иначе вся подвижность пропадет, а уклоны сделаются невозможными. Все защиты, которые вы будете выполнять при такой постановке тела, приходится делать активно, сознательно - то есть, отбивать удары руками. Что это значит в бою? Вы будете «тратить» ресурс движения рук на защиту вместо того, чтобы атаковать ими - и при каждой такой защите у вас будет неизбежно возникать новая открытость, новая возможность пропустить атаку противника. А как же – ведь согласно канону, корпус старательно удерживается неподвижно. Не иначе, чтобы противнику было легче целиться - да и просто попадать, не целясь.
Выход? - Есть. Сделайте корпус подвижным. Недаром же говорят, что «каратэ начинается с поклонов»? Вот и кланяйтесь чаще. Активно используйте наклоны корпуса по оси вперед, с помощью ног корректируя их и превращая в уклоны по касательной. При этом запомните: отклоны в стороны – весьма спорная авантюра, существенно ослабляющая удар. А как же – ведь структура, возникающая в этом случае, далека от оптимальной. Отклон же назад вообще одна из самых грубейших ошибок, просто-таки приглашающая противника к атаке живота и паха. Что же касается перемещений, то при наклонах вперед ваша мобильность ничуть не уменьшается – а вот при отклонах вбок начинаются проблемы. Банально: одна нога перегружена, а вторая до пола не достает. Как ни крути, как ни убеждай себя в том, что двигаться и бить можно «из любого положения» - если поработаешь достаточно долго, то заметишь, что самые сильные, реально эффективные удары, самые легкие, своевременные перемещения получаются далеко не из любого положения. Это положение увы, одно. И чем дальше вы от него – тем больше падает эффективность, тем легче застать вас врасплох, тем легче вас «распечатать» - да и просто сбить с ног. Если вы будете работать достаточно долго, если вы будете адаптироваться к действительно сильным ударам или попыткам противника свалить вас, то так или иначе вы все равно придете этому положению – ноги чуть подогнуты, корпус слегка наклонен вперед, руки перед телом. Примечательно, что даже в шаолиньском каноне, при отработках всех техник и всех таолу из базового положения с вертикальной спиной и кулаками на бедрах, все парные комплексы-дуйляни работаются из этого самого положения: корпус наклонен вперед, руки перед телом. Такое положение имеет следующие неоспоримые преимущества: большинство целей для противника перекрыто изначально сами расположением рук и корпуса, а живот изначально уведен назад, что позволяет сосредоточить руки поблизости от головы. Да, она находится впереди –но при этом она чуть ли не самая подвижная часть тела! наклонный корпус легче совершает уклоны и нырки. При этом есть и «бонус» - в подвижную цель попадать гораздо труднее, чем в неподвижную, а руки, практически не тратя своих ресурсов на защиты, занимаются тем, что единственное и приносит в бою реальную пользу – то есть, атаками, которые на тех же уклонах получаются прекрасно, используя энергию уклона для усиления. У хорошего хозяина ничто даром не пропадет.
Четкое движение конечности;
Обычное дело: интенсивная схватка, обмен ударами на высоком темпе, когда ни один, ни другой боец, фактически, не могут нормально оценивать обстановку. И вдруг – хлоп! Один из них валится, как подрубленное дерево – или начинает бесцельно бродить кругами на заплетающихся ногах.
Победитель, на этот раз слегка недоумевающий, все-таки имеет законные основания для гордости – хорошо тренировался, правильно выставил удар, хорошо проработал комбинации – и тренировка не подкачала. Не видел, куда, не знал, когда, о шагах вообще не думал (какие там, на фиг, шаги! Ты еще «дважды два» спроси в этот момент!) – но влупил!
И – кирдык.
Но теперь уже законный, обеспеченный тренировками. Вольно или невольно, человек использовал свою возможность. Четко «вставил» руку, к моменту контакту правильно выстроил структуру, вовремя, с наработанной четкостью «дослал» в нее импульс с ноги. И вот, если все наработано верно, то удар будет сухим и жестким - даже если вы подумать об этом не успели. Вот и получается –чуть зацепил – и человек валится.
А какая возможность была у его противника, над чем ему стоило бы поработать? Над защитами, конечно. Чтобы они были такими же естественными и сами собой разумеющимися. Чтобы получались даже тогда, когда о них не думаешь и внимания на них не обращаешь. А это будет получаться только при оптимальном расположении корпуса и рук.
Чтобы противнику ВОЗМОЖНОСТЕЙ не предоставлялось.
Своевременный, резкий досыл руки корпусом или, иначе говоря, вложение корпуса в удар;
Ситуация, близкая к самой первой, когда «носом по кулаку»: ура, мы ломим, гнутся шведы! Боец осыпает другого градом ударов, тот ощутимо сдает назад, и вдруг –
- кирдык.
Внезапный и неожиданный. Кандидат в победители лежит на полу, а «швед» переминается с ноги на ногу, как ни в чем не бывало. Слегка удивленный – а может, и не удивленный вовсе. Потому что опытный.
И удар-то вроде был так себе, да и стойка была чуть ли «не бей лежачего» - а вот на тебе.
Вот тебе и на! Парень-то тоже не лох, в конце концов, тоже тренировался. Соответствующие автоматизмы есть, удар поставлен. Досыла правда нет – стойка гнется и трещит под напором противника. Ну да не беда – пускай он сам своим же напором этот досыл и организует. При малейшей оплошности -
н-на тебе!!!
Шобы знал, что не все так просто. Шобы жизнь, как говорится, медом не казалась. Можно сказать, практически по классике каратэ – одна рука сработала – и все. Хватило.
Чтобы, как Клинт Иствуд говорил, «помнил о самозащите», даже если имеет ощутимое преимущество. Фактически, то же самое, что и в предыдущем пункте.
Четкий шаг, соответствующий удару, обеспечивающий максимальное соответствие позиции ног наносимому удару.
Антипод – отсутствие четкого шага. Поймали вы человека «в шаг», в самом, так сказать, процессе, когда одна нога в воздухе висит. Тресь! М-да, в таких условиях закончить шаг трудновато. Как правило, в таких условиях мы падаем. Нокдаун, стало быть. Если при этом стукнуться башкой об землю, то и нокаут тоже случиться может. Но именно «случиться» - в этой ситуации чаще всего дальше нокдауна дело не идет.
То же самое можно сказать и о той ситуации, когда человек вообще не умеет ни бить, ни ходить, в собственных ногах путается. Вот он запутался – а тут ему и дали: вот он и летит. Не научился ходить – значит, придется учится летать. А то и ползать – если так повторяется несколько раз подряд, или слишком сильно шмякнулся. Люди-то не железные.
Ну это что! Бывает гораздо хуже.
Бывает, когда боец все правильно сделал – шагнул вовремя, корпус вложил, структуру выстроил, с фиксацией – а противник чуть уклонился под удар – и такой же «паровоз» ему навстречу! Да вдоль бьющей руки, мимо всех защит, в приподнявшиеся ребра или подбородок – тык!
Как ломом…
… Вот теперь точно – кирдык….
Тяжелейший изо всех возможных, самый что ни на есть кирдычный кирдык.
Потому что благодаря сдвоенному встречному усилию удар получается из тех, которые «все равно, куда».
Тут уж дай бог в живых остаться.
Но ни удивления уже нет, ни досады. Потому что такие фокусы устраивает, как правило, очень опытный противник. Настолько опытный и хладнокровный, что уже никто не удивляется –более того, от него именно таких вещей и ждут И тем не менее, они удаются – хоть жди их , хоть не жди. Это тот самый «панчер», который не пытается уже ни обогнать более молодого и быстрого противника, ни пороху уже не имеет, чтобы засыпать его ударами или даже уклоняться от ударов самому. Подставляя под удары то локти, то плечи, а кое-где и лоб; раскачиваясь под ударами, как та груша; практически все время проводя в «глухой защите», он, казалось бы чудом держится на ногах. Однако тем не менее держится – и хладнокровно наблюдает за ситуацией в ожидании удобного момента, словно змея из-под колоды. И – не упускает этот момент, виртуозно втыкая в него свой удар – может, уже и не такой сильный, как раньше, но зато встречный, многократно усиленный «вложениями» самого противника.
Жесткая, резкая фиксация ударной части
Соответствующей этому пункту возможностью нокаута является отсутствие фиксации головы и вообще ее неверное положение во время удара. То есть, если удар наносится либо по уже полуоглушенному человеку (нокдаун или грогги, «поплыл»), либо удар наносится внезапно, либо человек просто его не видел. То есть, в такой ситуации мышцы шеи не напряжены, голова имеет возможность практически без сопротивления «мотаться» на шее – вот она и мотается, с сопутствующим этому смещением и сотрясением мозга. Что делать?
Как известно, если человек ВИДИТ удар, то он гораздо реже получает нокаут. Настолько реже, что неожиданность удара даже считается одним из залогов нокаута. Причина – непроизвольное, инстинктивное напряжение шеи, «втягивание головы» - то есть закрепощение, затрудняющее ее поворот или откидывание. То есть, скорее будет сломана челюсть, но сотрясения не произойдет.
Кроме того, может применяться и такая мера, как активное движение головой навстречу удару противника. Джек Лондон описывает, как опытные боксеры расплющивали таким способом костяшки пальцев противника, подставляя под удар верхнюю часть лба. Принцип тот же, что и описанный выше: проскочить за «линию эффективного кимэ», - то есть, за ту линию, где ударная структура сможет развернуться полностью - и ударить самому. Исходя из этого, одним из наиболее эффективных способов отработки уклона я считаю предварительное нанесение ударов головой вперед, по боксерской лапе. Это приучает вовремя напрягать шею, а также психологически переключает вас из позиции «жертвы» в «охотника». Удар наносится со средней силой, с помощью стандартного скачка вперед и вложения корпуса через пресс. Размахивать головой и «клевать» мишень носом совершенно не нужно, равно как и бодать ее каким бы то ни было образом. Чтобы ударять головой за счет движения шеи, вам придется шею предварительно расслабить – и не факт, что вы успеете правильно ее напрячь к моменту контакта, или же не «поймаете» при этом удар противника. Удары головой – разговор отдельный, там тоже присутствует своя структура и свои особенности. А при классической, близкой к спорту манере работы вам нужно именно резкое закрепощение шеи. Поэтому, как только вы привыкли более-менее наносить удар головой в цель, начинайте промахиваться мимо нее вправо-влево, практически впритирку. Вот вам и уклон, резкий и короткий. И вполне эффективный.
Что же касается отсутствия возможности сотворить нокаут у крепких, физически сильных людей, то причиной может быть только несоблюдение описанных выше условий – или несовпадение их удара с предоставляемыми противником возможностями. То есть, если говорить короче – проблемы с координацией, как своей, так и с общей координацией своих действий с действиями противника. В чем, глядя на иные бои на ринге, не приходится сомневаться.
Методики, говорите, есть? Выше мы уже разбирали пример такой методики, которая впрямую противоречит требованиям удара. Именно против такой «традиции» выступал и Брюс Ли, сам знакомый с боксом далеко не понаслышке (чемпион Гонконга 1958 года в легком весе) и взявший из бокса для своего «Джит-кун-до» гораздо больше, чем из кун-фу. И, кстати, в боксе тоже полно своих догматов, которые упорно держатся в боксерской среде, несмотря на научные выкладки, доказывающие их ошибочность. Так к примеру, обстояло дело с манерой боя одиночными ударами, оснований для которой после введения перчаток уже давно не было, но которая держалась еще сорок лет, пока окончательно не сошла на нет. Слепое копирование методик бокса, весьма узко специализированных, и приспособленных для боя по строгим правилам (без бросков, без ударов по спине и ниже пояса), вместе с некоторыми несомненными плюсами принесет «восточнику» множество новых проблем – и, как зачастую бывает, не только не улучшит, а даже может даже ухудшить личную технику конкретного бойца.
 
Бокс сегодня 
 
Какова ситуация в боксе сегодня? Физкультурная наука существует не так давно – фактически, с начала прошлого века. И, с начала прошлого века, повелась у нас своя «традиция» - ученые чего-то там себе изучают, а спортсмены разве что участвуют в их исследованиях, как подопытные – а тренируются по старинке, кто как умеет, кому как его учитель показывал. То есть, систематизация знаний если и проводится, то только в центральных школах, имеющих государственную поддержку. При этом сохраняется и множество школ и секций, руководителями которых выступают даже знаменитые в прошлом спортсмены, которые тренируют по старинке – и зачастую, как бог на душу положит, допуская самые разные просчеты в подготовке. И мы то и дело видим боксеров, дерущихся «по-деревенски», боксеров, фактически не умеющих защищаться, боксеров не умеющих перемещаться и даже боксеров не умеющих бить. Причем такие люди иногда ухитряются подняться достаточно высоко по спортивной лестнице – именно благодаря тому, что количество таких спортсменов и тренеров все-таки очень велико. Так что, беря что-либо «из бокса», нужно всегда четко понимать, что и зачем берешь, для чего и где тебе это пригодится, что взять, а что отбросить, какими бы канонами и авторитетами это ни рекомендовалось.
Что же касается профессионального бокса, то у него своя специфика. Как ни крути, слово «профессиональный» – это вовсе не гарантия качества. Это значит лишь то, что человек за счет этого живет – и не более. Тренеров почти так же много, как и боксеров, один делает ставку на одно, другой на другое. Также подход при этом зачастую чисто эмпирический – в одном случае тренеру удается угадать предрасположенность бойца, в другом – нет. Бой в боксе – серьезное испытание для здоровья бойца, довольно долгая работа около и за пределами возможностей его организма. Это, фактически, марафон взаимного избиения. Необратимые изменения в организме наступают очень быстро. Именно поэтому зарубежные специалисты по боксу приходят в ужас, слыша о том, что советский перворазрядник часто имел в активе 100 -150, а то и больше боев. Повторю еще раз – Тайсон стал чемпионом мира, проведя всего 32 боя. К каждому бою боксера готовят несколько месяцев, тщательно изучая манеру боя будущего соперника и корректируя технику под нее. Кроме того, очень важную роль играет такая фигура, находящаяся рядом с боксером, как его менеджер – именно он фактически, решает, с кем и года будет биться его подопечный. Ошибется менеджер, выставит бойца против «не того» противника – все, зачастую карьера сломана и у бойца, и него самого. Если же менеджер подберет «хорошего» противника, то боец будет одерживать победу за победой, даже если в его технике имеются серьезные недостатки. Вспомните бои раннего Гатти, где у него практически отсутствовала защита – и подумайте, стоит ли это копировать. Хорошо подумайте. А чтобы лучше думалось, посчитайте, сколько ударов он пропустил.
Так вот – в этой среде, полной неопределенностей и ставок на удачу, бытуют свои поверья и свои представления, многие из которых действительно совпадают с истиной, - но при этом столь же многие складываются из неправильных выводов вроде «Если блохе оторвать ноги, она оглохнет». Серьезной литературы по боксу и кик-боксингу очень много – но при этом много и откровенно «бумажных» книг, написанных для приобретения какого-то статуса, полных противоречий, ненужностей и банальностей. Кроме того, много книг и откровенно плохих, особенно по кик-боксингу, поскольку попытки соединять боксерскую технику с ногами из восточных единоборств (а откуда еще взять эти ноги?), в большинстве из которых эти удары как следует не проработаны и применяются разве что на показательных выступлениях, «тянут» оттуда вместе с техниками ног присущие тем догматы и ошибки. Самые худшие варианты таких «соединений» получаются, как правило, из каратэ и ушу, тем более что варианты эти, как правило, самодельные, ничем не проверенные, и создаются самими спортсменами, кто как умеет и у кого как получается. Гораздо более живучей оказалась американская традиция кик-боксинга, где ноги взяты из тэквондо – но, к слову сказать, и сам создатель тэквондо генерал Чой Хон Хи очень многое взял из бокса, долгое время адаптируя стойку, перемещения и принцип движения тэквондо к боксерской технике. Так что ту еще надо разобраться, кто у кого что взял, и не является ли кикбоксинг по сути тем же тэквондо, отличаясь от него лишь правилами – или наоборот. Хотя, конечно, в последнее время почва для таких сомнений практически исчезла – удары руками исчезают из тэквондо поистине со скоростью степного пожара.
Наилучшим и наиболее удачным из таких соединений можно назвать соединение с боксом традиционного муай-тай. Даже сами тайцы, лаосцы и кхмеры, если им приходится делать ставки, всегда ставят на того бойца, который кроме традиционного муай-тай еще владеет и европейским боксом – и имеют для этого весьма серьезные основания.
Тем не менее, можно сказать, что серьезная работа с методиками, вопросами их соединения и соответствия научным выводам еще предстоит – и сегодня во многом сдерживается функционерами федераций, которых существующая неразбериха вполне устраивает.
На этом, пожалуй, все. Заканчивая данную статью, хочу сказать, что все вышеизложенное является именно рабочей моделью, позволяющей наметить основные направления тренировки. Работа над исследованием нокаута и удара ведется многими людьми, и вероятно, возможны еще многие добавления к уже сказанному. Но надеюсь, что основы мне удалось ухватить правильно и описать достаточно четко. Модель работает, дает результаты, многое позволяет понять – и это главное.
Желаю удачи.
ЮЮ. 

 

Похожие статьи:

КОНТЭННокаут в сердце - продолжение разговора об оптимальной технике

Обзоры боевых искусствРешает бокс?

ПсихологияТренажерная наработка и реакция

КОНТЭНО ПОЗИЦИЯХ и ТРАДИЦИЯХ

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!