Найти на сайте: параметры поиска

Ускоренное восприятие: в поисках волшебной пилюли - 1.

18 июля 2004 - Администратор
Уважаемый Константин! Я приношу Вам свои извинения за то, что только сейчас берусь за Ваш материал, но его объем и анализ требовали достаточно большого времени. Проблема, которую вы затрагиваете, очень интересна, хотя связана не столько с преподаванием боевых искусств, сколько с бытующим в обществе отношением к ним. Тем не менее, ее неоднократно пытались решить и многие мастера, и целые организации, занимавшиеся исследованием и использованием боевых искусств, — как в наше время, так и в старину.

Я надеюсь, что, воспользовавшись Вашим предложением комментировать Ваше письмо прямо по тексту, я смогу не только дать ответы на ваши вопросы, но и осветить феномен боевых искусств с несколько необычной точки зрения.

Здравствуйте!

Посмотрел на Ваш сайт и решил, что Вы, возможно, знаете ответы на некоторые вопросы по интересующей меня теме.

Дело в том, что в свое время я несколько раз спонтанно, а также при проведении некоторых экспериментов с применением психофармакологии (см. ниже) испытал необычное состояние ускорения восприятия, когда время «растягивается» и все вокруг воспринимается словно снятое «рапид-кадром» кино, а ты можешь двигаться, словно в обычном темпе, хотя для сторонних наблюдателей движения станут быстрее в 1,5-2 раза без потери их точности.

Действительно, фармакологические «ускорители» существуют. Они провоцируют резкий выброс некоторых гормонов, с помощью которых и происходит ускорение, — или же вводят эти вещества в организм «напрямую». Оба способа долгое время исследовались, и дали следующие результаты:

Отличие прямого «вливания» от естественного механизма заключается в том, что его нужно принимать заранее, а не непосредственно в ситуации — иначе препарат может не успеть подействовать. Кроме того, состав и дозировка комплекса ингредиентов для каждого человека строго индивидуальны — это проявляется хотя бы в том, что все мы по-разному реагируем на те или иные события. Кроме того, важную роль здесь играют масса и комплекция тела, состояние сердечной мышцы, нервной системы, психический баланс («нормальных» людей не существует: все мы так или иначе психически отличаемся, имеем свои комплексы и фобии, короче — сходим с ума по-своему). Эти параметры варьируются у обычного человека даже в течение суток, поэтому подбор соответствующей формулы — дело чрезвычайно сложное. Несоответствие же дозировки легко приводит к потере контроля над развивающимся процессом.

Помимо того, в естественно создающейся ситуации человек «ускоряется» на весьма краткое время — это буквально секунды, если не доли секунд. При этом он вовсе не в состоянии обдумывать ситуацию, словно за шахматной доской — таких скачков-ускорений может быть несколько подряд. В это время сознание также скачет туда-сюда, и обдумывать ситуацию просто невозможно — человек совершает те действия, которые ему первыми приходят в голову в моменты кратких «остановок», или же действует за счет своих инстинктов и приобретенных рефлексов. То есть, тренированный человек в этой ситуации имеет больше шансов действовать удачно, поскольку обладает большим количеством сложных специализированных двигательных рефлексов.

В ходе множества экспериментов было установлено, что при более продолжительной «накачке», которую дают препараты, человек очень легко теряет контроль над «приобретенным» состоянием, Именно поэтому не следует говорить об отсутствии потери точности движений. Инерция движения рук и ног никуда не девается, и «подопытного» все время чуть-чуть «заносит», он не может точно рассчитать свои движения, и ему нужно достаточно долгое время адаптироваться к новому состоянию. При этом зачастую происходят микротравмы сухожилий, мышц и кровеносных сосудов — хотя бы и из-за столкновений с окружающими предметами. Психический дисбаланс вызывается тем, что в нормальной ситуации такой «гормональный старт» всегда связан с сильнейшим стрессом. Те же вещества, которые ускоряют ваши действия, попадают и в мозг. Результатом может стать неконтролируемая истерика, ярость или ужас, который также сказывается на вашей дееспособности, — то есть, способности принимать сознательные решения, получать задания, удерживать в памяти необходимую информацию и составлять «цепочки» последовательных действий, необходимые для успешной деятельности, в результате чего может получить тяжелые психические и физические травмы. В некоторых случаях человек может даже потерять способность самоидентификации и ориентации в пространстве, — проще говоря, «забыть, как его зовут», впасть в кататонию — состояние полного «одеревенения», вызываемое полным напряжением сразу всех групп мышц, получающих противоречивые команды. (Многие испытывали сходное состояние в бою или в опасной ситуации, когда «тело наливается свинцом».) самое худшее в этом варианте то, что зачастую требуется долгое лечение, чтобы привести человека в норму, но и оно не всегда дает положительные результаты.

Поэтому в дальнейшем исследования сосредоточились в основном на группе препаратов-«провокаторов», при использовании которых негативные реакции очень сильно сглаживаются, — хотя их и не удается избежать полностью. Происходит своеобразная «цепная реакция» — препарат провоцирует стресс, стресс вызывает собственный, дополнительный выброс гормонов — и в результате у многих людей с неустойчивой психикой развивается тот же синдром. Поэтому применение таких препаратов изначально не может быть всеобщей возможностью, а допускается только для тренированных и психически устойчивых людей — или для одноразового «пушечного мяса», дальнейшая судьба которого никого не волнует. В этом случае, кстати, проще использовать обычные, широко распространенные в обществе наркотики, синтетические или даже природные, многие из которых дают эйфорию и энергетический подъем, а так же снижают чувствительность к боли.

Тем не менее, в этом состоянии соображают люди все равно плохо — опять же потому, что препараты воздействуют и на мозг. Опять-таки, в этом состоянии они могут выполнять лишь самые простые задачи — причем поставленные заранее. Кроме того, очень быстро развивается наркотическая зависимость, — как к обычным наркотикам, так и к «ускорителям», поскольку организм просто перестает выделять соответствующие вещества самостоятельно, и нуждается в постоянной искусственной подпитке.

Необходимость введения таких веществ заранее делает их использование целесообразным лишь в наступательных, упреждающих операциях, к которым есть возможность подготовиться заранее. Введение ускорителя в условиях стресса (неожиданного нападения) приводит к тому же «перебору», «цепной реакции» и всем описанным выше негативным последствиям, не говоря уж о том, что к тому моменту, когда препарат начнет действовать, ситуация уже так или иначе будет решена. Таким образом, боец может начать «махать кулаками после драки», а успокаивать его придется его же товарищам, — а после боя у них полно других проблем; то есть, вооруженного безумца, скорее всего, просто придется пристрелить. Если же бой проигран, и уже оказавшись в плену или получив ранение, боец впадет в неуправляемое буйство, он так же будет убит победителями.

И тот, и другой варианты совершенно не подходят для применения к обычному человеку, не находящемуся в условиях военных действий.

Если же рассматривать третью группу веществ, которые не вызывают сопутствующего стресса, и поэтому довольно часто используются, — например, в спорте, — то они не вызывают такого резкого повышения скорости, о котором вы сообщаете. Скорее всего, испытанные вами ощущения — это чисто субъективная реакция вашего организма на такой допинг (который кстати, может оказаться и банальным наркотиком), сопровождавшаяся легким стрессом со слабо выраженными побочными эффектами. Можно сказать, что в ходе ваших опытов вам очень крупно повезло.

Тем не менее, вы не сможете принимать подобную таблетку перед каждой темной подворотней. В этом случае вы очень скоро превратитесь в обычного наркомана, который без таблеток ползает, словно черепаха. И это неизбежно — в силу упомянутого выше механизма привыкания, присущего каждому живому существу.

То есть, вы будете принимать препарат лишь тогда, когда ТОЧНО ЗНАЕТЕ, что его применение необходимо, — то есть, если вы соберетесь напасть сами.

Таким образом, «волшебная таблетка» в любом случае превращается из панацеи в орудие нападения, сравнимое с любым другим оружием. А если она еще и будет продаваться — хотя бы и по секретным рецептам, — то очень скоро окажется на черном рынке, где ее сможет купить любой бандит или тот же наркоман. То есть, тот, кто ждет вас с топором в темной подворотне. И если даже вы по какому-то наитию примете ее тоже — что ж, у вас всего-навсего будут равные шансы. Только при этом у вас не будет топора…

А потом нашел человека, который рассказал мне о том, что такое состояние можно тренировать и использовать сознательно.

Это правда. Можно. Только скорость — всего лишь одно из множества качеств, — побочных качеств, заметьте, — упоминавшегося выше комплекса рефлексов, которое развивается подобной тренировкой, и по отдельности от них тренироваться не может. Или — не имеет смысла, поскольку скорости «самой по себе» не бывает. Как указывалось выше, нужно еще и знать, что Именно делать. Так что все равно нужны какие-то приемы, базовые психотехники — словом, все тот же набор.

Боевым искусством, развивающим скорость, считается традиционное йай-до — скоростная рубка мечом. Между тем, современные мастера выполняют все движения не быстрее обычного — все до одного! — а многие из них считают йай-до чисто церемониальным искусством. Тем не менее, заниматься йай-до необходимо довольно долго — и несмотря на установку на первый опережающий удар, в нем присутствует обширный набор техник, аналогичных применяемым в кэн-дзюцу или айкидо.

Тренинг современного спортивного каратэ также строится на применении одной-двух простейших базовых техник в виде сверхскоростного опережающего удара. Тем не менее, тренинг даже такого каратэ требует для достижения результата довольно долгих занятий и больших энергозатрат. Причем — как и современное йай-до — совершенно не гарантирует успешности применения этих навыков в реальной ситуации. Разве что вы нападете первым.

Комплекс любых специализированных тренировок занимает большое время — никак не меньше обычного тренировочного комплекса боевых искусств. Если вы, конечно при этом хотите сохранить способность здраво мыслить и чувствовать, — то есть, хотите сохранить свою личность, а не превратиться в боевого зомби. В этом случае, конечно тоже можно говорить о «сознательном» использовании этого состояния — только использует его хозяин зомби, а не он сам.

Он проходил обучение у Мастера ТЭН — традиции магического танца (хотя танец — это слабо сказано. Я бы назвал это системой магического оперирования с помощью движений человеческого тела). Традиция уходила корнями, по словам Мастера (тогда Мастер жил в Средней Азии), в древние Тибет и Индию (к древним индоевропейцам — Ариям)…

Любая традиция «уходит корнями к ариям» — хотя бы потому, что все мы их потомки. Эта группа племен обитала вовсе не в Индии или Тибете, а где-то в районе Южного Урала, — но так широко расползлась по миру и было это так давно, что практически любой человек на свете сегодня имеет какую-то микрочасть арийской крови — за исключением некоторых негров, австралийцев, маори, индейцев, полинезийцев, айнов и эскимосов, до сих пор не подвергшихся метисации с представителями народов Евразии. А таких, кстати, сегодня остается все меньше.

Так что «восходит к ариям» — это все равно, что «восходит к Адаму». С тех пор, за прошедшие несколько тысяч лет, культурная традиция любого народа сменялась десятки раз — поскольку исчезали и преображались сами народы, сливаясь и разделяясь, сменяя способ ведения хозяйства, приспосабливаясь к новым ландшафтам и климатическим условиям, — а традиция боевых искусств немыслима вне культурной традиции, особенно при стремлении ее как-либо засекретить. Даже если из нее не делали секрета, она, распространяясь в широких массах, неизбежно упрощается и постоянно видоизменяется, поскольку новые виды оружия и способы боевых действий делают многие приемы неэффективными или даже опасными в новой ситуации (именно поэтому и для этого, кстати, и придумывается новое оружие). Если же традиция передавалась религиозным путем, что было у многих народов, то с исчезновением соответствующего культа угасала и она. Культов же, опять-таки, сменилось очень много: боги, (особенно «языческие», то есть, племенные), чрезвычайно редко переживают поклонявшийся им народ. И культы — тоже, даже несмотря на то, что во многих из них богов нет.

Передача традиции на столь долгий срок возможна только в случае ее изменения и адаптации к новым условиям и носителям. В этом случае то, что дожило до нас, может быть абсолютно непохоже на исходное искусство — как, например, японский дзен сильно отличается от китайского чань, а японский Сингон — от тибетской Тантра-яны.

Это, кстати, вовсе не значит, что религиозная или боевая традиция становится менее эффективной или более примитивной — вовсе нет: зачастую присоединение новых элементов дает абсолютно новые, качествеено иные возможности, которыми до этого не обладал ни один из «предков». Новые боевые системы благодаря этому зачастую превосходят старые, — иначе они просто не смогли бы выдержать конкуренцию с ними. Вся история китайского у-шу (до и кроме двадцатого века) тому пример.

…и представляла собой искусство воздействовать на Реальность на всех уровнях — энергетических и физических с помощью движений человеческого тела…

Большая буква не меняет сути слова — зато ее отсутствие позволяет подойти к проблеме без излишнего благоговения.

То есть, это магия. Просто магия, безо всяких больших букв. Любимое и обычное занятие всех времен и народов. Магия обычно неразрывно связана с религиозной практикой, (как при ее поддержке, так и при ее отрицании) — а значит, традиция, скорее всего, передавалась «религиозным путем». В этом случае для ее постижения важнейшим условием является отожествление ученика с соответствующей религией — так сказать «посвящение» в эту веру.

Но и этого вряд ли будет достаточно: рядовые верующие не посвящаются во многие жреческие ритуалы лишь потому, что у них не может быть достаточно времени для их исполнения. Вместо этого они занимаются производительным трудом, за счет которого содержат жреца, который и отправляет соответствующие обряды и церемонии, а также следит за состоянием святилища и правильностью исполнения ритуалов простыми прихожанами.

То есть, для того, чтобы овладеть религиозной традицией, необходимо стать не просто верующим, — причем ИСТИННО ВЕРУЮЩИМ, — но стать жрецом, подвижником, хотя бы монахом. Лишь в этом случае в вашем сознании произойдут соответствующие изменения и вы начнете воспринимать мир согласно новым мыслительным формам. Между тем, это условие поистине необходимо. Иначе вы попросту можете сойти с ума — или исказить ритуалы, а следовательно, и связанные с ними практики, выполняя их небрежно или опуская «за ненадобностью». В этом случае у вас просто ничего не выйдет — останется лишь времяпровождение, игра.

То есть — если традиция даже дошла до вас без искажений, ее исказите вы сами. В современных условиях, при крайней слабости веры ВООБЩЕ, любые религиозные и магические практики существуют именно на этом уровне, — а известно, что без соответствующего уровня психологической подготовки многие техники невозможно выполнить и физически.

В ТЭН существовали «танец жизни» и «танец смерти», которые применялись и для лечения, и для гадания и т.д. ТЭН учил некоей универсальной системе «правильного движения», оптимизирующей взаимодействие либо самого исполнителя, либо того, для кого исполнялся танец (например, при лечении) с окружающим Миром. Тому человеку, с которым меня свела судьба, Мастер ТЭН поведал, что якобы все боевые искусства в основе своей имели именно магические танцы (например, школа «багуа чжан» возникла из системы гадания и магического воздействия с помощью движений, отражающих древнюю структуру «и-цзин» (кстати, отличную от нынешней).

Это неправда. Школа «багуа чжан» возникла именно как боевая система — другое дело, что предшествующие ей системы применялись даосами в виде дополнительных практик ци-гун. «Качественный перелом» произошел именно тогда, когда боевые аспекты движений начали интересовать практикующих больше, чем внутренняя работа. Именно тогда увеличилось количество движений, появились сложные формы, а само искусство начало распространяться среди мирян.

Все эти привязки к «И-цзин» делаются позже, к уже существующим системам — или даже если системы строятся на них — вовсе не с каким-нибудь сакральным умыслом, а просто потому, что для того же даосского жреца «И-цзин» настолько же привычен и прост, как для вас «Чижик-пыжик» — но при этом обладает стройной внутренней структурой, позволяющей облегчить изучение, систематизацию и запоминание приемов. В бою же «И-цзин» нужен меньше всего — хотя бы и потому, что из кустов на вас может выскочить некто, понятия о нем не имеющий, и начнет драться как попало. А, например, тот же буддийский монах, прекрасно владеющий цюань-фа, может действовать так хотя бы и из дзэнского чувства противоречия. В любом случае, вам придется либо плюнуть на «И-цзин», и применять приемы, наиболее подходящие к ситуации, либо умереть вместе со своим щепетильным искусством.

Кроме того, как вы сами понимаете, если раньше «И-цзин» отличался от современного, а багуа-чжан базируется на нем, то либо оно не имеет смысла и не поддается изучению, то есть, бесполезно (а это не так), — либо же на основе багуа-чжан опытный даос легко может восстановить истинную схему «Книги перемен» — и просто непонятно, почему никто до сих пор этого не сделал.

То есть, налицо очередная «тайна веков», вполне пригодная для передач про НЛО и «очень страшных газет».

Тем не менее, боевые танцы существовали и существуют до сих пор, — в Индии, Индонезии, Америке и многих других странах — на той же Окинаве, например. Они действительно служили прообразами комплексов многих боевых искусств, и дожили, кстати, до наших времен во многом благодаря этому — но ценность их заключается не столько в техниках движений, сколько в психологической «накачке» танцующих — как, например в охотничьих и боевых танцах аборигенов Америки, Африки и Австралии.

С другой стороны, «боевые танцы» существующие сегодня на Окинаве, во многом могут быть рассмотрены как комплексы боевых искусств — поскольку очень давно и сильно подвергаются их влиянию. Так, сплошь и рядом их исполняют каратисты, используя при этом приемы каратэ и оружие кобудо. Однако — заметьте! — именно танцы подвергаются влиянию боевых искусств, а не наоборот.

И изначально не было множества тао (боевые формальные комплексы), а была возможность, исполняя «танец смерти», воздействовать на противников, причем так, что зачастую они просто не могли попасть в Мастера, причем сам Мастер вообще не реагировал СПЕЦИАЛЬНО на действия противников, а исполнял «правильную форму танца». А поскольку эта форма магического танца отражала Равновесие Мира, то любая попытка ее нарушения вела к разрушению того, кто пытался это сделать.

Исходя из написанного мною выше — врал вам ваш «знакомый». Или «мастер» врал ему. Любой человек, владеющий любой борьбой или боксом, — или хотя бы имеющий опыт нескольких уличных драк, — может сообщить вам, что любому мастеру можно врезать колом по спине или по ногам. Или кинуть кирпич в голову. Особенно если он не обращает внимания на действия противников. При всех мыслимых цигунах это можно сделать абсолютно неожиданно, и если даже не повредить его, то сшибить с ног. А там ему уж никакой цигун не поможет. Единственным, что могло бы удержать нападающих от такой наглости, мог бы оказаться суеверный ужас перед порчей, которую пляшущий шаман мог бы наслать на святотатцев. Однако, исходя из множества исторических фактов, а также преданий и легенд разных народов, мы знаем, что люди очень быстро смелеют. И находят другие способы, не менее эффективные.

В конце концов, можно просто спустить на такого мастера несколько хорошо натасканных собак. А ведь, если говорить о древности (то есть, принимать во внимание большой отрезок времени и существование разных культурных и боевых традиций), то были и боевые гепарды, и леопарды, и медведи и даже кабаны. Им-то уж точно было наплевать как на «И-цзин», так и на Равновесие мира.

Тем более что в ту эпоху о существовании такой супертрадиции просто не могли не знать — хотя бы потому, что для ее возникновения требовались соответствующие условия — и одним из них является наличие столь же мощных боевых или магических школ, в конкуренции с которыми могла бы расти и развиваться эта система. На каждого шамана находится «контршаман». Следовательно, были бы и способы, предназначенные для борьбы с этим самым «ТЭН» — то есть, не любая попытка «вела к разрушению того, кто пытался это сделать». Скажем, на всякого «танцора» вполне мог найти какой-нибудь «певец», чей пронзительный голос мог заставить его потерять всякое «равновесие». Дубинки и камни вполне могли завершить остальное.

Как мы видим, приведенное вами утверждение само по себе не имеет никакого объективного смысла, — однако весьма похоже на элемент психологической «установки», который необходим для убеждения ученика в собственной неуязвимости, освобождения его от внутренних зажимов и которое, кроме того, стимулировало бы его рвение в постижении этого вида практики. Однако вне сопутствующих ритуалов, без долговременной тренировки и без соответствующего изменения сознания такие практики неприменимы. Первый же удар кулака моментально разрушит всю вашу новоприобретенную уверенность — и вам придется прекратить «танцевать», поскольку вы больше не сможете доверять этим движениям. И чем меньше вы тренируетесь, тем более верно это произойдет.

Дело в том, что основной составляющей любого танца является ритм. Он может быть очень сложным, но он есть. А бой сплошь и рядом зависит от вашего умения срывать ритм противника, «вклиниваться» между его движениями. С этой проблемой постоянно сталкиваются режиссеры боевых сцен, когда приглашают для участия в них настоящих бойцов. Те постоянно попадают в противников! Вся сцена летит к черту, превращается в возню — именно потому, что боец интуитивно пытается «сорвать ритм» — лишить противника свободы маневра, «догнать» или «встретить» его ударом.

Если так трудно устроить «боевой танец» на съемочной площадке — насколько же трудно будет провести его в жизни! Ведь для этого нужно будет превосходить противника в мастерстве в несколько раз, — а если противник не один, то и в десятки раз!!! С точки зрения боевой подготовки такой подход просто нерентабелен. Именно поэтому, кстати, не получило распространения индивидуальное стрелковое лазерное оружие — оно громоздко, очень дорого и сложно в изготовлении, легко портится (достаточно просто поцарапать или испачкать линзу), очень опасно для бойца, и при всем этом достаточно маломощно. К тому же обычная дымовая завеса или обычное зеркало — да что там, даже кусок ткани того же цвета, что и луч! — являются вполне надежной защитой от него. Реальная выгода достигается только в точности прицеливания.

Так что автомат — выгоднее. И два-три хороших кунфуиста быстро завалят любого такого «танцора» — заминка будет лишь в том случае, если им понравится его танец и они решат на него посмотреть подольше.

Так рассказывал Мастер ТЭН моему знакомому. А еще Мастер говорил, что в ТЭН есть две Школы — в одной учат, начиная с детства, а вторая создана для тех, кто уже достиг возраста старше 30 лет.

Судя по этому высказыванию, вашему «знакомому» за тридцать, и он никогда не занимался боевыми искусствами. Иначе знал бы, что одинаковых результатов при столь большом временном разрыве добиться нельзя — если действительно изучать искусство движения, а не заучивать какие-нибудь священные книги.

Суставные сумки и углубления у детей еще довольно пластичны, поскольку состоят по большей части из хрящей. Их планомерная разработка позволяет добиться такой конфигурации сустава, при которой возможны движения с весьма широкой амплитудой. У взрослых же суставы со временем костенеют — и дают гораздо меньшую свободу действий. Это можно назвать своеобразной адаптацией организма к условиям обитания. Тому подтверждением может служить тот факт, что люди, с детства сидевшие на полу «по-турецки», обладают лучшей «растяжкой», чем люди, привыкшие сидеть на стульях. Это вовсе не растяжка — это состояние сустава. Если сустав уже окостенел, то никакие растяжки не дадут вам возможности сесть на шпагат — в лучшем случае вы, осторожно и постоянно занимаясь, сумеете постепенно расширить амплитуду своих движений — на это вам потребуется не менее нескольких лет. При этом любое форсирование чревато тяжелыми травмами.

Между тем, ребенка до десяти лет можно растянуть за месяц-другой без нежелательных побочных эффектов. Но он столь же легко может потерять растяжку, прекратив занятия.

Кроме того, обладая гораздо меньшей массой тела, ребенок менее подвержен травмам, связанным с падениями. У него быстрее заживают раны — как физические, так и духовные, и он не обладает огромным грузом приобретенных за время жизни навыков, комплексов и фобий, которые приходится либо компенсировать, перерабатывать, либо ликвидировать. Кроме этих, имеется еще целый ряд подобных проблем.

Согласитесь, наличие таких ограничений и различий очень сильно затрудняет обучение взрослого человека — и тем более, чем он старше.

Наличие школ, совмещающих тренировочные методики для детей и взрослых возможно лишь в одном случае — если базовые упражнения, практики и движения присутствуют в повседневной жизни в виде ежедневных религиозных практик, обиходных специфических движений или общепринятых упражнений (тех же танцев, но народных). То есть, при неразрывной связи этой школы с культурой традицией этого народа.

В этом случае эта школа становится весьма трудно постижимой и мало применимой для тех народов, чей быт существенно отличается от быта этой культурной традиции и ее жизненного уклада. То есть, если попавших в эту культурную среду детей еще можно будет обучить правильно, никто из взрослых «чужаков» перенять ее в полном объеме не сможет. Это, кстати, является основной проблемой современных боевых искусств и объясняет их место и роль в истории боевых традиций Дальнего Востока — равно как и меньшую боевую эффективность современных боевых искусств на наших улицах по сравнению с традиционными будо в исполнении их носителей в их культурной среде.

Учитывая то, что за несколько тысяч лет система передавалась, интерпретировалась и варьировалась десятками народов, говорить об ее соответствии исходной нет никакой возможности. Религиозная и культурная среда, в которой развилась эта система, также исчезла бесследно — и поэтому никто не смог бы найти применения многим техникам, даже если их и удалось бы «расшифровать». Скажите — вас заинтересовала бы техника броска захватом за кольцо в носу противника? А умение перерезать завязки деревянного доспеха? Умение править боевой колесницей, стоя на дышле? Умение метать щит? Петь боевые песни, не прекращая боя? Танцевать боевые танцы с бубном и колотушкой? Выдавливать глаза головной повязкой? Мгновенно складывать стихи об удачном ударе?

Это — не учитывая того, что такие приемы с тех пор создавались заново сотни раз, и были во многом лучше и эффективнее. И при их выполнении вы не чувствуете себя психом.

Последнее тоже немаловажно. Ведь вы живете в совершенно другой культуре, с совершенно другими поведенческими стереотипами. К описанным выше техникам у вас может быть чисто этнографический интерес. Погрузиться в эту культуру вы не сможете — тем более что никого из ее носителей нет в живых. Вам останется только «играть в индейцев» — то есть, вы будете изображать индейца или, скажем, «ария», так, как вы его себе представляете — но сами никогда до конца не поверите в то, что делаете.

В этом варианте ни одна система не может функционировать полноценно, поскольку необходимость постоянной поддержки внешнего антуража быстро превращается в систему догм и ритуалов — в этом случае «могущество» любого боевого искусства будет ограничено стенами зала, в котором его преподают. Причиной этому является то, что ваше обычное сознание резко отделено от того его состояния, в котором вы занимаетесь своим искусством.

Однако не случайно во многих японских школах дзю-дзюцу и кэн-дзюцу одним из видов «открытостей», которые может поразить противник, считается «щель» между техникой и сознанием. В этом случае, если на вас напали неожиданно, или же противник перехватил инициативу, занял лидирующее положение в ситуации, вы просто не успеете «включить» свою систему в действие. Или не сумеете. Просто побоитесь — как бы грозны вы ни были «в своем огороде».

Тому, увы, есть немало примеров. Когда человек к вроде бы может, — но не верит, что сможет. И бездействует, как баран под ножом.

При этом считалось, что и та, и другая Школы давали в конечном счете равные возможности оптимизации своего взаимодействия с Миром.

Запомните — не все, что «считается», соответствует действительности.

Но и даже если это правда — зачем тогда ВООБЩЕ обучать детей? Ведь их могут обмануть или похитить, они, наконец, сами могут изменить свои убеждения и обратиться против своих учителей — или просто выдать «секреты» доброму дяде за конфетку. Они же маленькие!

А ведь если техника связана с Равновесием мира, то это может привести буквально к концу света. Арии, конечно, были дикарями — но не дураками же! Дикари, кстати, редко бывают дураками — и очень осторожно относятся к магии.

В любом случае, выгоднее было бы оставить только ту ветвь традиции, которая рассчитана на взрослых людей, — поскольку их можно перед обучением многократно испытать и проверить, провести предварительную психологическую обработку и подготовку, заручиться какими-либо гарантиями их лояльности (вплоть до заложников) — и лишь тогда можно быть уверенным, что система не начнет распространяться бесконтрольно, — то есть, не появится множество таких танцоров, каждый из которых будет видеть «Равновесие мира» по-своему — и «разрушать» всех, кто ему при этом мешает.

Мой знакомый успел до своего отъезда из Средней Азии освоить первую ступень ТЭН (всего их семь), на которой изучал «формы правильных положений тела» и т.п.

И вот он поведал мне, что уже на второй ступени должен был изучать искусство «управлять личным временем». При этом он рассказал, что в рамках другой традиции он уже испытывал такое состояние.

Ну и что же? Показал он вам хоть что-нибудь? Вот это было бы здорово! А так — болтовня. Типичная попытка «загрузить лоха». То есть, вызвать у слушателя зависть или чувство неполноценности с помощью приписываемых себе качеств.

Кстати, он вам карму не тестировал? Ауру не смотрел? — Тоже, кстати, типичные приемы дешевого понта.

Если в будущем вам встретятся такие специалисты — не стесняйтесь задавать вопросы. Причем не особо специальные — просто не стесняйтесь. Откуда он это увидел? Кто его научил? Почему это именно так, а не иначе? — и т. д. Не грубите, проявляйте живейший интерес — но при этом не стесняйтесь повторять вопросы другими словами. Уверяю вас, этот «специалист» уже на третьем — четвертом из них начнет проявлять беспокойство, путаться и нервничать. Потом вдруг у него объявятся срочные дела, или же вы окажетесь «энергетическим вампиром» и чуть ли не демоном-искусителем в человеческом обличье — последнее наиболее вероятно, если все это происходит при свидетелях.

Настоящий же мастер такой «массированный обстрел» выдержит с легкостью — и с честью. Он знает свое дело досконально (это и есть мастерство) — и поэтому может ответить на любой вопрос его касающийся. Даже если он освоил лишь какую-то часть системы, он без особых мук признается в этом — но в изученной им области будет на высоте.

Деление систем на ступени или уровни вовсе не произвольно, как кажется неопытному взгляду. Каждая такая ступень представляет собой «подсистему» — то есть, устойчивый и целесоообразный комплекс элементов, упражнений и практик, дающщих в конце концов несколько выходов на «следующий этаж». То есть, получив БАЗУ, вы при условии постоянной практики сможете рано или поздно выйти на следующий уровень самостоятельно. Не зря же мастера говорят, что высшая техника -это до блеска отточенная база. И не только говорят — многие из них на своих тренировках сами ничего, кроме базы, не практикуют.

Так что знайте: база — самая важная и содержательная часть системы. Это самый обширный и важный ее раздел — как у пирамиды: иначе она будет неустойчивой, и рухнет при первом же серьезном испытании. Кстати — практически все приемы, способы движений, все так называемые «секреты» и большинство психотехник относятся именно к базовым упражнениям.

То есть, если ваш очередной «знакомый» скромно скажет, что освоил «всего лишь» начальную ступень — он должен быть в состоянии ее показать и объяснить. Иначе он ее НЕ ОСВОИЛ, то есть, является недоучкой. Так любой человек, пару раз посетив занятия каратэ, сможет говорить, что «знает его базу». Многие так и говорят — именно потому, что не понимают значения этого слова.

Поэтому не стесняйтесь задавать вопросы. В таких важных вещах, как боевые техники, здоровье или магия, ничто «само собой» не разумеется.

Когда мой знакомый спустя два года сумел вернуться обратно в Среднюю Азию и отыскать своего Учителя, то в ауле, где тот жил, ему сказали, что Мастер уехал. Мой знакомый искал его — и нашел след! Но к тому времени Мастер умер.

И след его простыл…

Обычное дело. Такие «мастера» долго на одном месте не живут — причем даже если периодически переезжают с места на место. И вовсе не месть таинственных «адептов» тому причиной — он либо нарываются на настоящего бойца, который не любит танцев, либо их гонят в шею их же ученики, наконец раскусившие нехитрую политику таких аферистов.

Наконец, те из них, кто действительно пытается достичь декларируемого мастерства подобными способами, оказываются либо в больнице (либо с травмами, либо с «шизой»), либо в могиле. Либо же в тюрьме, — если по их милости в больницу или могилу попадают их ученики. В конце концов, даже самым упорным из них так или иначе приходится сворачивать лавочку.

Говоря это, я вовсе никого не хочу обидеть, — но вот вам пример: недавно я слышал, что в Москве появился очередной «учитель», обучающий боевому искусству по старинной то ли алтайской, то ли памирской рукописи «коль-сонаты», якобы передававшейся то ли из поколения в поколение то ли среди членов некоего «тайного братства». И берет он за это «всего» по полторы тысячи с носа. И самое интересное — лохи ломанулись туда гурьбой!

А между тем «рукопись» эта всплыла с помощью художественного фильма «Непобедимый», пропагандировавшего самбо лет пятнадцать назад. На самом деле, «коль-сонаты» — это врачебный трактат по прижиганию, точечному массажу и траволечению, и для драки пригоден примерно так же, как и «И-цзин» — то есть, если его издать очень крупными буквами на толстой бумаге, то им вполне можно будет треснуть кого-нибудь по голове.

Для того, чтобы служить БАЗОЙ боевого искусства, ни одна, ни другая рукописи не годится. Изучать боевые искусства по каталогу активных точек или гадальной книге?… А тактика, а подготовительные упражнения, техника, наконец? При том, что даже точки эти можно найти в любом справочнике — они у всех людей одни и те же. О гадании же и говорить не стоит: почему бы вам, в таком случае, не учиться драться по кофейной гуще?

Рано или поздно этого «кальсонщика» выведут на чистую воду. А народ сегодня обидчивый и нервный — вполне могут и пристрелить: кому охота оказаться дураком — да еще за полторы тысячи в месяц?

Как я уже писал в начале этого письма, я испытал это состояние несколько раз в экстремальных ситуациях. И это уберегло мне если и не жизнь, то уж точно здоровье.

Первый раз я падал с высоты метров семи и летел головой прямо на выступ метрах в 4-х ниже. И тут вдруг время словно остановилось. Мне стало казаться, что воздух словно загустел и я медленно «погружаюсь». Я успел вполне осознанно подумать, что могу чуть ниже дотянуться ногой до выступа и толкнуться от него, создав временную точку опоры. Я успел подумать, принять решение и осуществить его. Толкнувшись и крутнув тело вокруг временно появившейся точки опоры, я пролетел мимо того выступа, о который должен был разбить себе голову. Почти сразу я упал на землю и время вернуло обычный ход. И я еще подумал, что падал то не более секунды, а показалось, что секунд 7-10.

Заметьте, — в экстремальной ситуации у вас все произошло само собой: какие же таблетки вы еще ищете?

Хотелось бы заметить еще кое-что — падали вы действительно около секунды, но в «ускоренном состоянии находились гораздо меньшее время — фактически только во время вашего толчка. То, что при этом вы не запомнили всего остального — всего лишь особенности нашего механизма запоминания, о котором я, по возможности, расскажу отдельно.

Еще один запомнившийся раз — когда я, только-только сдав на права, вел машину и мне сказали, что я проскакиваю поворот. Ну я и повернул резко направо на скорости 80 км., не успев сбросить газ. А в это время сбоку от остановки буквально в 10 метрах тронулся «Икарус», поскольку его водитель ну никак не ожидал, что я буду поворачивать. И вот тут мне вдруг «показалось», что машина двигается медленно, «Икарус» приближается тоже медленно, а я очень быстро перебираю руль и давлю на педали, причем вспоминая, что говорил инструктор про поведение в заносе. Потом сидевший рядом со мной сказал, что он даже не понял, что я делал. И обматерил меня от души.

В подобных ситуациях по несколько раз на дню бывает каждый водитель. Просто с вами это было первый раз, — а любой «первый раз» всегда оставляет неизгладимое впечатление (опять же — механизм запоминания). Если хотите испытывать подобные ощущения почаще — занимайтесь слаломом, гонками и прочими «экстремальными» видами спорта. Это даст вам обширный материал для анализа, в результате которого вы сможете выявить механизм этого явления и вызывать его с помощью нехитрого психотренинга.

Только не стоит делать упор на компьютерные «гонки» — поскольку во время игры непосредственная опасность вам не грозит, то ускорения вы не испытаете — однако при этом развиваются совершенно другие, очень странные реакции, мало применимые в реальной жизни. Например, стремление закрыть форточку или выключить свет в квартире с помощью «мышки». Равно как и попытка уклониться от удара в голову с помощю судорожного движения пальца. И — постоянное желание «засейвиться» — и начать все сначала.

Также я на себе испытал это состояние, вызванное искусственно с помощью неизвестного мне, увы, психотропного средства. Я тогда входил в состав некоей группы, которая разрабатывала новые типы интерфейсов для систем управления «сложными динамическими объектами». Эффект после приема психотропа наступал минут через 5-8 и длился минут семь. Да, по времени это было после первых двух случаев, но до третьего спонтанного (с машиной).

Судя по вашим словам… Короче, ни в какой настоящей исследовательской группе вы, скорее всего, не участвовали. В лучшем для вас случае, возможно, вы просто хотите спровоцировать меня на большую откровенность. Уверяю вас, что более откровенно, чем я сейчас с вами, беседовать очень трудно.

В силу описанных мною побочных симптомов имеющихся «ускорителей» (да и вообще), для разработки чего бы то ни было вовсе не нужно ускорять движения и восприятие. Гораздо проще работать вдумчиво и спокойно, — но с ясной головой. Спешка нужна только при ловле блох. Да еще при расстройстве желудка.

Во втором же, гораздо худшем и опасном для вас случае, если вы и участвовали в каких-либо исследованиях, то скорее всего в качестве подопытного. Вы хоть помните, какая задача ставилась в этой работе КОНКРЕТНО ВАМ? Скорее всего, от вас требовалось вовремя нажимать на какую-нибудь кнопку или открывать кран, — то есть, делать операцию, требующую быстрой реакции и движений, — но которую вполне можно было бы решить с помощью простейшего реле или фотоэлемента, которые в любом случае реагируют в тысячи раз быстрее человека. Все же эти «интерфейсы» и «динамические объекты» — не более чем словоблудие, нужное для прикрытия истинных целей эксперимента. Об этом можно судить и по тому факту, что, принимая препарат, вы не знали, что принимаете. В этом случае вам следует подать на экспериментаторов в суд, поскольку эксперименты на людях без их согласия недопустимы. Если, конечно, вы не привлекались для эксперимента принудительно (что было бы возможным в случае вашего нахождения в ИТУ или медицинских спецучреждениях особого режима), — но тогда вам грозит ответственность за разглашение секретной информации.

Так или иначе, вы признаете, что «эффект» наступал не сразу и длился недолго. То есть доза была маленькой, — с чем я вас искренне поздравляю. Тем не менее, следует тщательно провериться у всех возможных врачей, — а прежде всего, у эндокринолога и психиатра, поскольку побочные эффекты могут быть малозаметны, но впоследствии проявиться в тяжелой форме или стать причиной серьезных заболеваний или психических расстройств.

Теперь об ощущениях. Ощущения почти полностью совпадали и при искусственном и при спонтанных естественных состояниях ускоренного оперирования. По крайней мере те, что я помню — почти пропадали цвета, звуки смещались в инфра-область (звучали глуше и ниже), в основном различались только перемещения объектов (неподвижные предметы словно «размывались»). Все вокруг словно замедлялось, а мне казалось, что я двигался вроде бы как обычно. При этом, правда, воздух как бы «загустевал», становился упругим, и движения приходилось «продавливать», словно ты двигаешься в воде.

Это не более чем ваши личные субъективные ощущения и нарушения восприятия, вызванные приемом наркотика. При ускорении в два-три раза сопротивление воздуха не настолько возрастает, чтобы приходилось его «продавливать» — (я знаю это на собственном опыте, полученном, кстати, безо всяких пилюль) — скорее, можно было бы говорить о перегрузках, которым подвергаются мышцы, сухожилия и, прежде всего, сосуды — вплоть до разрывов и кровоизлияний, если их предварительно не тренировать. Кровь ведь тоже имеет свою массу и инерцию! Это уже не говоря о нагрузке на сердечную мышцу. Для того же, чтобы воздух по плотности сравнялся для вас с водой, вам пришлось бы двигаться приблизительно в 183 раза быстрее обычного. При этом вы продавливали бы не столько воздух, сколько собственные мышцы сквозь него. О сердечной же мышце не стоит и говорить…

Как вы сами понимаете, в этом случае указанные мною побочные эффекты возросли бы в той же мере — то есть, вас просто разорвало бы на куски.

Со стороны же, как говорили наблюдатели, и видел я сам на других во время эксперимента с психотропом, двигаться начинаешь раза в полтора быстрее даже самых быстрых своих движений в обычном состоянии.

Для успешной замены боевых или водительских навыков такого «укорения» явно недостаточно — это может пригодиться только как допинг, например, для легкоатлетов и теннисистов. Мне же в моей тренерской и боевой практике неоднократно приходилось показывать участвовавшим в моих семинарах и приходившим ко мне в гости энтузиастам, среди которых довольно часто были и «черные пояса», что скорость в бою не самое главное — то есть, «обыгрывать» их за счет боевого навыка и более обширного арсенала техник; причем зачастую при этом я двигался даже вдвое медленнее обычного -это было просто не нужно, наоборот — замедленное движение позволяло лучше целиться, попросту подставляя локти и кулаки под суматошные размахи.

Просто нужно успевать сделать это вовремя. И к месту.

Значительно ускоряется реакция сложного выбора (например, в 1,2-1,6 раз возрастало у разных испытуемых количество мячиков определенного тона (темнее-светлее), которые мы ловили в потоке мячей, «выстреливаемых» в нас теннисным автоматом (скажем, черные ловишь, а от остальных уворачиваешься).

Ага! Мячики, значит, ловили… Странное занятие при «разработке интерфейсов», не так ли?

Правда при эксперименте с психотропом потом был «отходняк» — видимо этот психотроп стимулировал кроме психики еще и обмен веществ, чтобы обеспечивать ускоренный режим работы организма. Ну и после окончания действия этого средства организм словно «вырубался», желая пополнить растраченные запасы энергии.

Картина, по крайней мере для меня становится все яснее — и все более полно соответствует моим предположениям… Работа на износ… «Отходняк» этот ваш… Кстати — вас отпускали домой? Был ли какой-нибудь врачебный надзор? Сколько раз повторялся «эксперимент» — неужели только один?

Если да, и вас отпускали домой, и надзора не было — то на вас скорее всего просто испытывали новый наркотик. То, что вы просто выжили после его приема, экспериментаторов вполне удовлетворило, и вы стали им просто более не нужны.

Дело в том, что сегодня, когда все выживают, как могут, во многих НИИ нелегально действуют целые группы, занимающиеся разработкой и производством новых синтетических наркотиков, которые все более уверенно теснят традиционные опиаты, кокаин и анашу. НЕМЕДЛЕННО заявите в милицию об этих опытах! Иначе вас вполне могут случайно прирезать — ведь даже эта статья является вовсе нежелательной утечкой информации — и «исследователи» начнут избавляться от свидетелей.

Кроме таких двигательных ускорений я испытал подобное, но все-таки несколько иное (по моим субъективным ощущениям) состояние уже «в этой жизни», когда во время крайне важных и напряженных переговоров я словно начинал оценивать информацию во много раз (субъективно — в 5-6) быстрее. Интересно, что мне говорили, что при этом речь, когда я говорил, была наоборот, несколько замедленной. Впрочем, в моем восприятии я говорил очень вдумчиво и как бы размышляя вслух, поскольку от сказанного зависело, получим мы жизненно нужный нам контракт или нет.

Чего же Вам еще надо? Ведь Вы УЖЕ обладаете уникальными способностями в интересующей Вас области.

На мой взгляд, вы настолько сконцентрировались на этом феномене, что вошли в состояние, близкое к… медитативному, что ли. В этом случае многим людям часто удается найти блестящие решения занимающих их проблем или же обрести какие-либо желаемые способности. Я сам не раз получал подобным путем неплохие результаты — например, однажды, «задумав» написать стихотворение, через несколько месяцев неожиданно взял в руки ручку — и встал из-за стола только утром, настрочив практически без помарок целую поэму. (Но я не считаю себя таким уж хорошим поэтом — это не более, чем мое хобби). Однако увидел же Менделеев во сне периодическую таблицу элементов! Кроме того, существует множество подобных открытий и в других областях знания и видах искусств.

Исследуйте свои способности и дальше — и вы, вне всякого сомнения, получите весьма интересный результат. И безо всяких «пилюль».

В общем, помню я только то, что описал выше. Еще, пожалуй, только то, что в этом состоянии дыхание тоже становилось каким-то иным. Все мои попытки экспериментов на эту тему окончились, увы, безрезультатно (в свое время я пробовал и т.н. «прокачку» ощущений (технология НЛП), и ребефинг, и психопластику, и даже гипноз, искал, не скрою, и психотропы с подобным действием).

Не стоит так часто менять методики, если хотите добиться хотя бы обещаемых ими результатов. Это общая беда большинства «искателей», которые толпами носятся из одного зала в другой или даже занимаются всем одновременно. Единственное, чего можно добиться таким путем, — это «съезд крыши», — особенно в том случае, если сюда подмешать таблеток или каких-нибудь «психотропов».

Всем «искателям волшебных пилюль» необходимо запомнить: МЕТОДИКИ — НЕ ПИЛЮЛИ!!! Их нельзя «принять внутрь», а потом сесть и ждать результата. И никакой инструктор не сможет этого добиться, будь он хоть трижды Кашпировский. Методика требует вдумчивой, долговременной работы, в ходе которой происходит подстройка сознания, — и лишь по завершении этой подстройки начинается какой-либо прогресс и появляются какие либо реальные результаты, не зависящие от вашей внушаемости — или внушаемости тех, кто на это смотрит. Все же наведенные установки типа «Вы -художник» или «Вы — метеор» держатся лишь до тех пор, пока вы не покинете зал и благоговеющую в нем толпу. И все эти НЛП являются не более, чем гипнозом — только тактильным, а не аудиовизуальным — и так же, как и гипноз, могут устранить лишь симптомы или внушенные (кем-то, но чаще — самим собой) комплексы и синдромы. Зомби таким путем — например, многократным внушением — сделать можно, но натренировать кого-либо для самостоятельной деятельности — нельзя.

Попытки найти подобные методики в боевых системах тоже закончились ничем — почти в любой серьезной традиции есть отголоски, осколки знаний о достижении состояний ускорения восприятия в бою. Но целостной системы мне обнаружить не удалось! Поэтому мне хотелось бы попытаться на основании других техник попытаться восстановить методы достижения «управления личным временем». В связи с этим я и сформулировал свой вопрос следующим образом: существует ли в Ваших разработках возможность создать методику достижения состояния ускоренного восприятия (т.е. можно ли СОЗНАТЕЛЬНО запрограммировать наш мозг на значительно более быструю обработку информации)?

Существует — но только в виде сопутствующего качества, проявляющегося при изучении всей системы. То есть, так же, как и во множестве других боевых — и даже спортивных школ. Я думаю, что Вы это уже поняли из моих комментариев.

Однако выделять именно ее, а тем более преподавать в отрыве от остальных упражнений, необходимых для укрепления мышц, связок, сухожилий и психики, я не буду никогда. Это было бы чистой «продажей воздуха». Передачу же подобных методик «искателям пилюль» — то есть людям зачастую весьма энергичным и напористым, но совершенно не думающим о последствиях, я вообще считаю преступлением — и, услышав о преподавателе такой вот «голой» методики, постараюсь вывести его — либо шарлатана, либо сволочь, создающую себе армию одноразовых зомби — на чистую воду. Потому что никем другим, в силу известных теперь и Вам фактов, он быть не может.

Ведь ускорение — это не просто «использование внутренних ресурсов», которые почему-то считаются чем-то вроде бензина в потайном бачке. Даже если и так — почему вы считаете их неисчерпаемыми? И знаете ли вы, откуда бензин в этом «бачке» берется? Как же вы собираетесь его пополнять? А может, скажете мне, раз уж вы автомобилист, что будет если подать в цилиндр больше бензина? Правильно, ничего не будет. Никакого ускорения. Просто мотор встанет — только и всего. Захлебнется. А вы умеете заново запускать свой «мотор»?

Да и при других «способах» — знаете ли вы, как взрываются цилиндры при неумелом форсаже? И даже при умелом — как изнашивается движок, за год-два превращаясь в развалину? Как расходуются его «ресурсы»?

Что произойдет с нетренированным человеком, получившим такую «волшебную пилюлю»? Один испытуемый, например, пытаясь съесть ложку пюре, разорвал себе ложкой нижнюю губу и выбил два зуба… Вот вам и контроль! И если бы этот несчастный был один…

Я скажу вам, что будет с человеком в этом состоянии.

Прежде всего, он «пересчитает» все имеющиеся вокруг углы, вот что — и обобьется об них до крови. Поскольку будет столь же ловким, как слон в посудной лавке. Только при этом будет метаться, как в свистке горошина. Вместо того, чтобы взяться за дверную ручку, он врежется рукой в дверь — и даже если заметит свою ошибку, вряд ли успеет справиться с инерцией. Причем — заметьте! — испытает всю гамму ощущений, возникающих при сильном ударе нетренированной голой рукой по деревянной доске. Кстати, вполне может и пробить эту дверь — в ходе экспериментов и не такое бывало. А если при этом еще и напорется ладонью на ручку — тогда ощущения будут поистине незабываемые.

Вы можете себе это представить?

Еще до того, как он привыкнет к «новым ощущениям», и заново научится ходить, он порвет себе связки в коленях и локтях, у него полопаются сосуды в кистях рук и на ногах, произойдет кровоизлияние в мозг — сосуды-то не тренированы! А кровь тоже имеет массу, а следовательно, инерцию. Кроме того, будет настоящий разрыв сердца, — оно не привыкло долго работать в таком режиме, да и не способно на это — тем не менее, для обеспечения работы мышц ему придется качать втрое больше крови — или втрое быстрее, что одно и то же. Ведь на «анаэробной тяге» долго не протянешь. Ну а молочную кислоту, образующуюся в мышцах при работе — куда вы ее собираетесь девать? Или ваши капилляры тоже вдруг отчего-то должны стать втрое шире? Или втрое прочнее? Между тем, избыток этого вещества в мышцах причиняет весьма неприятные ощущения.

Если вы при этом всем не впадете в неконтролируемый ужас — то у вас вообще нет нервов. А всплеск эмоций породит добавочный выброс гормонов — вы представляете, что тогда с вами будет? То есть, чтобы такая «цепная реакция» не началась, необходимо чем-то заглушить боль и ясность мышления — то есть, добавить в препарат наркотик. В этом случае вам будет хорошо и даже весело — даже тогда, когда вам поднесут пистолет к голове, чтобы добить. Ибо самый жестокий садист, по-моему, не допустит, чтобы вы потом ощутили тот «отходняк», который неизбежно наступит после прекращения действия этой «пилюли». Именно поэтому такие зомби — одноразовые и многоразовыми не бывают. Даже если им и удается выжить, то второй раз на это «ускорение» они уже никак не пойдут — разве что если у них после кровоизлияния полностью откажут мозги.

А теперь попробую ответить, зачем мне все это надо:

1. Состояние ускоренного восприятия может пригодиться кроме чисто боевых приложений во многих вполне «бытовых» случаях — вождение машины при возможном приближении кризисной ситуации,

«при ВОЗМОЖНОМ приближении кризисной ситуации…»

Так вы же САМИ ЗНАЕТЕ, что мгновенно эта штука не действует! А если бы даже мгновеное «включение» и было возможно, оценивать ситуацию и принимать решение на старт вам пришлось бы при ОБЫЧНОМ состоянии — с обычной вашей, нетренированой реакцией. ВЫ ЖЕ ПРОСТО НЕ УСПЕЕТЕ принять свою таблетку — или сказать «волшебное слово»! Так что решение это придется принимать кому-то другому — то есть, фактически, вашему хозяину.

А как еще можно назвать человека, который полностью распоряжается вашим здоровьем и поведением? Это и есть хозяин. Который, заметьте, тоже находится в обычном сознании. То есть — решение будет зависеть не от ситуации, а от чьего-нибудь хотения — «за 5-8 минут» до старта.

Итак, наркоман или зомби (а кто же еще?!!) за рулем?…

А остальным-то что делать? Тем, кто едет по той же дороге, но не принимал ваших «пилюль» и не находится под воздействием «кодового слова». При том, что первое, что вам удастся — это своротить к чертовой матери руль. И продавить педали — обе — сквозь пол. Эксперименты, кстати, показали именно такие двигательные реакции на начале действия препаратов. Перебитые голыми руками железнодорожные костыли — это правда! Только что при этом происходит с теми руками…

ведение переговоров в состоянии цейтнота и т.п.

Я так полагаю, собеседнику тогда тоже придется принять пилюльку-другую, чтобы понимать ваше сверхскоростное «чириканье». И еще — НИКОГДА НЕ ВЕДИТЕ ПЕРЕГОВОРОВ В СОСТОЯНИИ ЦЕЙТНОТА. Это нужно только для того, чтобы «облапошить» собеседника и успеть смыться, прежде чем он придет в себя — и любой нормальный бизнесмен это прекрасно знает. И именно поэтому в таком состоянии о делах говорить откажется. Никто из них впопыхах дела не делает — кроме того, вы представляете, как вы будете выглядеть в это время со стороны? Кто с вами ТАКИМ разговаривать-то станет?

И уж думаю, что лучше потратить резервы энергии организма, чем валяться на больничной койке после аварии. На восстановление после этого энергии уйдет еще больше!

Откуда вы взяли? Ведь вам придется попасть на больничную койку еще ДО аварии — из-за побочного действия «ускорителей». А если авария и будет, то ее устроите вы — поскольку остальные-то едут без «пилюль», и никак не смогут отреагировать на ваши сверхскоростные зигзаги по шоссе. А инерцию вашей машины, скорость реакции остальных водителей и необходимость соблюдать единый ритм движения вы, насколько я понял, учитывать никак не собираетесь.

Рассмотрим далее вождение как хороший пример. Тут ведь штука в чем — есть методы узкоспециализированного улучшения оперирования в какой-то предметной области. Грубо говоря — водить до изнеможения — и будешь классно рулить. Дерись до посинения — и будешь классно драться. А есть методы, грубо говоря, универсальные.

 

 

Похожие статьи:

Мифы боевых искусствУскоренное восприятие: в поисках волшебной пилюли - 4.

Мифы боевых искусствУскоренное восприятие: в поисках волшебной пилюли - 3.

Мифы боевых искусствУскоренное восприятие: в поисках волшебной пилюли - 2.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!