Найти на сайте: параметры поиска

О культуре боевых искусств

21 июля 2004 - Администратор
Древний Китай - Древняя Русь - Древний Китай - современные МЫ.
Вот давайте сравним теперь, что такое «не знали БИ» в Китае, а что такое «не было БИ» на Руси. И, заметьте — для этого не понадобятся никакие «источники», кроме наших же собственных мозгов.

Вот Китай. Предположим, что в нем «не знали БИ». Итогом этого «незнания» является поголовная популярность ушу — пусть даже для дедушек-бвбушек, топчущихся в парках; традиционная китайская опера, любимое развлечение китайцев, которая без ушу ну никак и никуда; сонмы мастеров, гроздья стилей и длинные генеалогии передач. Все то же боксерское восстание и множество подпольных сект и обществ, практиковавших БИ, и пользовавшихся громадным авторитетом, достаточным для того, чтобы заставить людей верить в неуязвимость от пуль. Ко всему этому добавим огромное количество теоретических разработок, против гораздо меньшего их количества даже в соседних Корее и Японии — не говоря уж о степени проработанности тем и детальности подачи материала. И китайских корнях большинства БИ во всех странах Дальнего Востока.

И — прихлопнем всю эту двухтысячелетнюю историю, начиная с Желтого императора — чем? «Мао Цзе Дуном». И сотней лет вокруг того же Мао Цзе Дуна — так, плюс-минус в обе стороны. Это, как я понял, и есть весь «старый Китай». Так, Станислав?

«Не знали» в Китае БИ, короче. Знать не хотели.

Были они «не особенно популярны». И непрестижны.

В это время — да, вполне возможно. Это же самое главное время изо всех двух тысяч лет. Судьбоносное. Китай немыслим без Мао. Хоть даже и старый…J 

А с Желтого императора начинать вы не пробовали?

Ну да ладно. Отложим пока.

Итак — Русь. Со славными боевыми традициями, в которых никто не смеет усомниться. Упаси господи. Потому что они донесли до нас великое знание о том, что и у нас были целых «три богатыря» да еще купец Калашников. Из которых только Алеша «здоров был боротися», да «с носка спущать» (что имеется в виду — неясно, но все-таки хоть какой-то прием), а у Ильи все было просто — схватил вражину за ноги и пошел махать…

Сила, грубая бычья сила. Орудие пролетариата. Это БИ, да?

Купец Калашников? Матерый человечище, спору нет — ровно настолько, чтобы убить противника ударом кулака в висок. Это, кстати, и сегодня сможет каждый третий мужик. А есть ли техника? Нет. Идет обмен ударами. По «неподвижной мишени», без каких либо защит, поскольку «божий суд». Опять сила? Но даже если ее кто-то и проявил, то это вовсе не Калашников, а «удалой опричник Кирибеевич», который ударом кулака вмял в грудь купца медный крест. Так врезать действительно надо суметь.

И если среди трех богатырей вопреки расхожей антисемитской песенке даже Илья вполне может быть русским, то Кирибеевич — никак нет. Он татарин. Сын Кири-бея. Одного из тех «помещиков», крещеных татар, которым Иван Грозный активно нарезал наделы из земель столбовых дворян. Что кстати, косвенно объясняет ажиотаж вокруг обычного судебного поединка и присутствие на нем самого царя. И финальную казнь негодяя-купца, посмевшего завалить ценного военспеца.

Вся московская армия того времени держалась на этих наемниках.

Кутузовы, Аксаковы, Чаадаевы, Гиреевы, Салтыковы, Тургеневы, Беклемишевы, Шереметевы и еще множество дворянских фамилий — потомки этих профессиональных воинов, «помещенных» на землю. Татарских наемников.

НАЕМНИЧЕСТВО — вот как называется Русское Боевое Искусство. От Гостомысла и до наших дней. Вся военная и правящая верхушка на Руси испокон века была ЧУЖАЯ и обращалась со славянами, как с рабами и данниками.

Сперва были готы и их братья-наследники — русы, то есть руги. Те же готы, только в профиль — с острова Рюген, что на Балтике. Поэтому с легким прибалтийским акцентом и Перуном (Перкунасом) вместо Одина. Не вру, ей-богу: до сих пор эстонцы и финны словом «ruotsi» называют… шведов. А Россия для них vene, Venemaa, «земля веннов», то есть. Там с их точки зрения, жили не русы, а какие-то венны. Знакомое слово? Спасибо Семеновой.

Итак — оккупанты-русы петрушили славян кто во что горазд и продавали их в рабство во все стороны света — не случайно слово «slavus» на латыни означает «раб». И во многих других языках, соответственно, тоже. Очень даже похоже, что это слово ИЗНАЧАЛЬНО так и значило «раб», а «Славией» в Империи назвали то место, откуда этих рабов везли по проторенной дорожке уже несколько сотен лет кряду. Конечно, я могу ошибаться — однако ученые до сих пор ломают головы в поисках «родины славян» и не могут ее точно определить. Где-то там, значит, в этих кустах. А вокруг этих кустов, на необъятной территории, куда ни плюнь — сплошные «финно-угорские племена» — всякая меря да мурома. Да балты — голяды, к примеру, — аж до самой нынешней Москвы.

Ну вот, значит: плавали себе русские работорговцы вдоль крупных рек, строили крепости в выгодных местах и собирали дань. На этом вся государственность кончалась. Боевое искусство, кстати, тоже — просто у руса был железный меч, а у «слава» не было. Даже если оно и было — о передаче искусства от руса к «славу» говорить было бессмысленно. С каких веников? Да и вообще нрава аборигены были тихого, и предпочитали просто уходить подальше в лес. Так и расселялись — а грабители-русы шли за ними, за своей кормовой базой.. Вся же украинская лесостепь, где возникли самве первые города и «откуда есть пошла Русская земля», была полностью заселена готами.

Потом пришел Аттила-батюшка со своими гуннами и прогнал готов к ромеям. И сам покатил следом — добивать. На освободившееся еще теплое место из лесу вылезли первые организовавшиеся славяне — дулебы, и только начали осваиваться на покинутых готских городищах, как вместо гуннов пришли авары и уселись несчастным на шею. И начали их тиранить и мучить пуще прежнего, — долго мучили, так что почти всех извели. Потом пришли аланы и вышибли аваров аж до самого городу Парижу. А потом пришли хазары и выгнали аланов в причерноморские степи. И сами стали собирать со славян дань. Почти теми же методами. «И белые пришли — грабють, и красные пришли — грабють»…

Хазары были далеко, а земля была обширна, так что на Русь снова начали наведываться руги-русы и рэкетировать расплодившееся население. Потом пришел Рюрик со своей родней и вместо набегов решил осесть на ПМЖ. Укрепился в Новгороде, приехал в Киев, убил тамошних князей Аскольда и Дира (чисто русские, кстати, имена — то есть, никак не славянские!), и стал «крышей» для всей страны. Теперь уже варяги плавали вдоль рек, строили крепости и собирали дань. На этом опять вся государственность кончалась — и какая там разница для бедного аборигена?

Вся эта разношерстная публика была опять же авантюристами, пиратами и грабителями, и несмотря на то, что все они через одного были прекрасными бойцами, ни о какой передаче традиций и ни о каких школах речи не шло. Грабили Византию, грабили Испанию, ходили в походы на Кавказ. И опять — исконно русские имена — Рулов, Улаф, Карл, Тивальфи… «Там русский дух, там Русью пахнет». Точно. Не продохнуть. И не видать среди них ну ни единого славянина с острой железкой — разве что между лопаток.

Потом все утихло, князья расселись по столам и «обрусели». Каламбур, ей-богу — ведь русский и славянский языки ДО ДЕСЯТОГО ВЕКА существенно отличались друг от друга. Куда уж им русеть-то было? Ославянились, скорее. Но дружины у князей были по-прежнему варяжские, только теперь уже наемные. И с местными они обращались по прежнему лихо — вспомните хотя бы князя Игоря и Ольгу. Которая была католичкой и в папских документах гордо именовалась «regina rugorum», то есть королева ругов. А варяжские наемники теперь шли через Русь транзитом — аж в Хазарию, где иудеи сами воевать не любили, а опять же все больше на наемников полагались.

Потом влияние варяжских наемников вроде бы сошло на нет, а в моду вошли печенеги и половцы, которых князюшки лет двести натравливали друг на друга. При этом активно женясь на их дочках и выдавая замуж своих — то есть, если какая-то традиция и продолжалась, то только эта — быть ЧУЖИМИ для местного населения. Горящие в результате таких наездов деревни и города и гоняемые туда-сюда в полон люди были чем-то само собой разумеющимся — а князьям было вообще пофигу, на какой стол и сколько раз садиться. Поведение князей относительно туземного населения оставалось тем же — и иначе как оккупацией его назвать нельзя. Боевое же искусство при этом было весьма и весьма странным — например, в битве на Альте пятьсот пеших варягов вдрызг разбили пять тысяч конных половцев. То есть, если оно где-то там и было, то даже при выборе наемников играло совершенно заднюю роль. Кого дешевле, того и нанимали. И с потерями не считались, приговаривая довольно: «вот лежит половец, а вот — северянин; своя же дружина цела…» Для ясности: «северянин» — это вовсе не варяг, — это житель Северской земли, где столицей был Чернигов. А слова эти принадлежат черниговскому князю — что весьма характерно.

А «своя дружина», которую жалко — это все те же варяго-русы. То есть, внуки варяго-русов, бравших себе славянских девок, — воспитанные в РУССКОЙ традиции, и по этой же традиции считающие славянских мужиков быдлом.

Потом пришли монголы и вышибли половцев, а заодно прижали и князей. Теперь основной силой были татары, и все разборки проводились через них. Остатки Рюриковых соколов оказались со славянами в одной лодке — и только теперь, наконец, смешались. Однако заметьте: получившийся народ наывается либо «русичами», то есть «потомками русов», либо РУССКИМИ — то есть, «принадлежащими русам», — но не собственно русами, как следовало бы ожидать. Дело Рюрика живет!

Тем не менее, естественно, что в сложившихся новых условиях образцом боевого искусства стало татарское. И наемники теперь стали по большей части татарские, из числа крещеных татар, потянувшихся на Русь из-под руки хана Узбека, который стал вводить в Орде ислам. Тяжелые мечи заменялись саблями, а из боевых искусств развивались стрельба из лука и верховая езда. Доспехи тоже стали монгольскими и персидскими — разве что шлемы-еловцы напоминали еще о варяжском прошлом. В качестве базовой физподготовки, скорее всего использовалась борьба на поясах. Какие там боевые искусства — простейший ликбез: ведь основой монгольской тактики являлся маневр конницы и обстрел издалека. Татары «помещались» на землю, им нарезались участки с крестьянами, а они и их потомки за это были обязаны нести воинскую службу.

Исключением можно считать разве что западные и северные земли — там общение с немцами привело к возникновению тяжеловооруженной конницы и прослойки профессиональных воинов из числа местных жителей — но и опять же наемных немцев, варягов (шведов) и литвинов. В Пскове был даже князь-литвин, Довмонт (Даумантас), призванный туда за большие успехи в военном деле.

Однако потом Москва благодаря усилиям Калиты отатарилась вконец и начала разбираться с соседями не только с помощью наемников, но и напрямую используя татарские войска. Не случайно основой шапки Мономаха является позолоченная и подбитая мехом тюбетейка, а на европейских картах того времени Московия часто обозначается как «Великая Татария». Татаро-московские войска заняли Новгород и вытеснили тамошнюю боевую традицию, чему активно способствовала православная церковь. Ею, к примеру, была целенаправленно пресечена даже существовавшая там народная традиция палочного боя — а «шалыги», то есть, палки, были собраны в одну большую кучу и сожжены. Вообще православная церковь проповедовала «умерщвление плоти» и очень неприязненно относилась ко всему «плотскому», считая его греховным. Кроме новгородской чистки ее участие в БИ характеризуется также и гонениями на скоморохов, которые по старой, идущей еще из Византии традиции, показывали и кулачные бои. А это тоже, как-никак БИ — из него при соответствующих условиях могло вырасти нечто не хуже китайской оперы. Со вполне реальным боевым применением. Но пришел поп и все угробил. Более никакой «помощи» российской боевой традиции церковь не оказывала — разве что завела обычай кропить и святить оружие, чем несказанно удивляет всех остальных христиан. Действительно: как можно святить то, чем нарушается «не убий»? Что же до Пересвета с Ослябей, то они были профессиональными воинами, и приняли постриг едва ли не прямо перед Куликовской битвой.

Татарская традиция господствовала практически до петровских времен — за одним небольшим исключением: в один из недолгих периодов «добрососедства» литвины подарили московскому Великому князю полк стрельцов, который потом был поселен в «посады», а стрелецкое звание стало передаваться по наследству.

Возникла традиция! — воскликнете вы.

Так-то оно так, но… Примечательно, что стрельцы в основном играли роль «внутренних войск», опять-таки воюя в основном с местным населением. А командирами, кстати опять-таки были литвины, поляки, и потомки татар. Среди знати господствовала польская мода, а в Кремле в ходу был польский язык — несмотря на несколько кровавых польских интервенций.

Пришел Петр — и снова все переменил. То есть, даже если традиция (хоть татарская, хоть польская) и начинала складываться, она была — в который раз! — вырублена под корень. Все эти стрелецкие казни, Азовские походы, первый Нарвский поход, где, фактически СПЕЦИАЛЬНО И НАМЕРЕННО были угроблены остатки стрельцов и иррегулярной полутатарсклй конницы «боярских детей» и помещиков — какой смысл они имели, эти походы, какую пользу, кроме того, что были выбиты последние «татары» и стрельцы? Да никакой. Зато потом на базе «учебных» полков Петр развернул совершенно новую «европейскую» армию, где обучение вели только иностранные инструктора: немцы, голландцы, англичане, а также пленные шведы. Они же были и командирами.

Знать заговорила по-немецки, закурила трубки и совершенно отказалась от местной культуры.

В дальнейшем в течение трехсот лет Россия ориентировалась в основном на Германию, военное дело развивалось по немецкому образцу, а дворяне-помещики, представлявшие собой воинскую элиту, зачастую даже не знали русского языка. При этом для обучения своих детей фехтованию принято было выписывать учителей из-за границы, и нередко таким учителем становился обычный отставной солдат, тупой и недалекий, но — ИНОСТРАНЕЦ. Народная же традиция в таких условиях не шла дальше стеношных боев по праздникам, все той же простейшей борьбы и мерянья силушкой. Никакой гимнастики — то есть даже понятия какой-то физкультуры — не было. Никаких «систем» не было. Никаких мастеров не было. Если же и известен хоть кто-то, то он опять же немец или француз. Ничего никто никому не передавал и не собирался.

И это низкопоклонство — единственная традиция, красной нитью проходящая через всю историю Московии и выросшего из нее Государства Российского.

История, увы, логична.

ВПОЛНЕ логична.

И то, что происходит с нашей страной сегодня, происходит не само по себе — это ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, повторяющаяся с Россией из эпохи в эпоху. Одни и те же грабли. История вообще-то изучают, чтобы на них не наступать — но у нас об истории вспоминают, лишь чтобы потешить свое эго рассказами о былом величии. О «русских богатырях», например.

Копните хоть что-то, считающееся исконно русским, начиная с самых былин — и выяснится, что богатыри у нас снаряжены по варяжскому образцу, а казаки — по татарскому, что дружины русских князей снабжались франкскими кольчугами и мечами. В то время во Франции даже был принят закон, запрещающий вывоз этих предметов на Русь. Из более чем полутора сотен сохранившихся мечей лишь один имеет клеймо местного славянского мастера!

И даже Александр Невский на знаменитом портрете изображен с немецким мечом. От которого, стало быть, немец и погибнет — если предварительно нам его продаст. А заодно и покажет, за который конец его держать…

Вот это я понимаю — НЕ БЫЛО боевого искусства. Не то что в Китае. Хотя драться на Руси любят — это факт. Особенно по пьянке. Наверное, это рвется наружу не реализованный за две тысячи лет могучий воинский потенциал. Но почему-то — в основном против своих.

Конечно, здесь все намеренно «очернено». Но не очень. Прошу вас — потерпите; читайте дальше, и вам будет понятно, зачем я все это написал. А там, может, вы даже со мной и согласитесь.

Вы правы — я не упомянул о том, что славянские воины, обученные иноземными инструкторами, очень часто превосходили их. Что русские солдаты, обученные «шведскому маниру», били шведов, а суворовские «чудо-богатыри», обученные прусскому — били пруссаков.

Не упомянул — потому что усвоенная традиция дальше не передавалась и раз за разом гасла. Потому что следующих солдат ставили обучать опять-таки очередного немца, а своих загодя считали менее компетентными. Даже с Суворовым обошлись так! Таков «исконно русский подход». Кичиться былинным русским духом, апеллировать к лубочным традициям — и зазывать на царство все новых Рюриков да Шлезвиг-Голштейнов. Пытаться жить «за границей» даже у себя дома. Не знать родного языка. Считать все импортное лучше своего. Какая еще традиция могла выжить при таком отношении? Какая нация могла бы не растерять свое наследие?

Русская загадочность: как покупать шмотки да дурацкие забавки — так мы сразу же смотрим за бугор. Но как только кто-то свой пытается перенять хоть что-то дельное — так сразу же все вспоминают о вековых традициях, березках и национальной гордости. «Сами с усами», мол. Ну не загадочно ли? А причина одна — лень учиться. Лень себя переделывать. Проще купить очередную коллекцию мод.

Братья-славяне, не кипятитесь. В результате многовекового обилия иностранных оккупантов, учителей и помощников даже самый-рассамый великоросс из самого глухого села сегодня несет в себе не более 6-ти процентов славянской крови. Нам незачем искать искусства древних славян и перекраивать для этого историю, то отнимая по тысяче лет, то ныряя аж на семь тысяч лет назад, когда якобы славяне, то есть «настоящие» арийцы, были крутыми — ого-го! — а все остальные просто робко от них «происходили». Даже если это и было тогда — теперь-то что? Остальные это время даром не теряли, а мы так и сидели в своем медвежьеи углу, призывая к себе Рюриков, Довмонтов да Кирибеевичей? Смотрели, как Калита за Калитой перекачивает наши деньги в карманы наемников? Меняли польские кафтаны на немецкие сюртуки? Бороды рубили да парики напяливали?

Ну а дальше этого хоть когда-нибудь шло?

Чем же тут «национально» гордиться? Матом, что ли, — единственной живой традицией?

Так и тот заемный. Его вроде как монголы завезли. Они так с местными общались — а те и привыкли.

Говорят, что русский мужик долго раскачивается, но зато как раскачается, то уж держись. Ага — все говорят да говорят — а он все никак не раскачается. Все никак не проснется. Знаете почему? — Потому что сам он этим заниматься не привык. Его РАСКАЧИВАТЬ надо. Кому-то. Вот и приходится иностранцев приглашать. Да вы вокруг оглянитесь! Они уже и приглашения не ждут. На себя посмотрите — хоть носки-то на вас наши, местные? «Форины» лезут отовсюду, у всего правительства дети учатся за границей, замки на Канарах, они сами там одной ногой стоят, — а вы мне, небось, за вышесказанное морду бить собираетесь?

А разве это не правда?

Подумайте — при таком отношении к любым традициям, при полном отсутствии малейшего интереса и уважения к своему наследию — какая судьба ожидает нас, какое бы БИ мы ни пытались здесь развернуть? Даже если бы и было когда-то «родное» славянское БИ — сегодня при таком отношении к делу оно прививалось бы никак не лучше, чем «чуждые славянам» кунфу или каратэ. Оно было бы и оставалось бы «игрой в берсерков» для небольшого количества фанатов. Традиция — это ведь когда весь народ ее знает. Как тот же мат, например, или пьянка. А если нет — то это вовсе не часть культуры, а второстепенное явление. Нечто временное, которое долго не продержится.

В истории так обычно и бывает. А она, повторяю, логична и закономерна. Не бывает случайностей проолжительностью в сотни лет.

Почему бы, если уж начинать с боевых искусств (дело не лучше и не хуже прочих, а начинать с чего-то надо), нам не сделать так:

Давайте скажем, что традиция русских боевых искусств зародилась, ну, в конце восьмидесятых годов. С Кадочникова и Белова — почему бы и нет. Посмотрите внимательно — ведь у всех русских стилей есть характерные движения, некие общие принципиальные основы, которые отличают их ото всех остальных. Даже у Шоу-Дао, у КОНТЭНа, наконец, — и то они присутствуют, поскольку все мы в одном котле варимся. Почему бы не признать это и не начать традицию сейчас? Не кивать на «тайны веков», если чего-то не выходит, а просто разрабатывать боевые системы самим, не стесняясь при необходимости заимствовать у других? Ведь самбо-то у нас получилось, и неплохо.

По крайней мере не придется врать. Не придется придумывать всякие «истории» и ритуалы, пляски в волчьих шкурах и медитации на РУССКОГО бога Перкунаса — а уж тем более на православные иконы. Не нужно будет в похабных частушках искать глубинный смысл, а в пьяном хулиганстве — молодецкую удаль. И техники, действительно проверенные столетиями, можно будет заимствовать спокойно, в открытую, хоть с Востока хоть с Запада, — а не тайком, как это делается сейчас, нагромождая впопыхах объяснения «эзотерического» характера. Доморощенная эзотерика уже во где сидит.

Действовать пора. Если своих идей не хватает, то и заимствовать ведь тоже можно по-разному: вон японцы взялись за это в 1868 году — и за неполных тридцать лет превратили средневековую отсталую страну в современную индустриальную державу. Они и сейчас заимствуют, не стесняясь — и теперь уже вырвались далеко вперед, — но при этом остаются японцами, смотрят на всех гордо и ни перед кем не заискивают. Благодаря чему?

Благодаря своей культуре и традициям, в которых немалое место занимают БИ. Благодаря тому, чего у нас в России нет и не было.

Знаете, почему наши этого не делают НИКОГДА? Потому что это значит — принять на себя ответственность за все возможные последствия. И заниматься этим не пока чешется, а до тех пор, пока не сделаешь. А так все можно свалить на тайны веков. На магию волхвов и недостаток жертв Перуну. Вспомнить, какие крутые «МЫ БЫЛИ» — и гордиться, гордиться этим, пыжиться изо всех последних сил. Делать вид, что мы крутая держава, что мы — нация, что нас уважают, что с нами считаются, — а если и плюнут опять в физиономию, то нам не жалко. Это они так шутят… Политика, называется. Зато, может, денежек дадут.

Конечно, можно сказать, что я тенденциозно подбираю факты. Что ж, вы правы — я всегда действую именно так — однако факты от этого фактами быть не перестают. А уж какие факты куда ставить и как подавать — на то уж нам голова и дадена.

… Для этого теперь мы опять вернемся к Китаю.

Вот Долин с Поповым пишут о китайских БИ — и по-ихнему выходит, что в Китае ушу чуть ли не всегда было очень даже почетно и все только о нем и мечтали. Скажете, что эти книги только лохи читают — ладно, я согласен быть таким лохом, поскольку это дает мне некий идеал, к которому можно стремиться. Лохов, кстати, всегда больше. И им жизненно необходимо стремиться к чему-то великому и хорошему. Это радует и вселяет надежду.

Ну да ладно, — теперь за тот же Китай берутся Березнюк с Никитой (сейчас я имею в виду только нашу дискуссию) — и «не знают» в Китае ушу, просто так в упор не видят. А как по-вашему, упорно цепляться за какую-то «любимую» сотню лет из двух тысяч, — это не тенденциозный подбор фактов? Ведь история Китая, как и Руси, очень велика и с лихвой может дать уйму аргументов, свидетельствующих об обратном. Сотни школ, гирлянды передач, тысячи мастеров, множество письменных трактатов и свидетельств. Государственная поддержка, наконец! Так или иначе, а в отличие от России в Китае традиция БИ есть — и традиция древнейшая и мощнейшая. И нам бы такая никак не помешала — да только вот у нас ее действительно нет. Не существует. И лучше всего свидетельствует об этом как раз то, что нет ни мастеров -хранителей традиций, ни традиций, которые могли бы передавать эти мастера. Пляски под гармошку, пьянка и семечки не в счет.

Более того — нет никаких упоминаний о каком-либо мастерстве ни в каких исторических документах — поскольку люди, писавшие их, были НАСТОЛЬКО далеки от самого понятия боевого искусства, что не могли заметить ничего кроме «ловкости» или более привычной для себя силы…

Теперь вы почувствовали разницу?

Я не призываю вас кого-либо обманывать — просто подумайте, господа китаеведы, если уж вы переводите тексты — КАКИЕ ТЕКСТЫ ИЗ ПЕРЕВЕДЕННЫХ ВАМИ СТОИТ ОБНАРОДОВАТЬ, чтобы это принесло пользу не только вам, но и тем БИ, тем культурным ценностям, за которые вы вроде как ратуете. Ведь ИМЕННО ВЫ формируете отношение людей к БИ. Может, после этого вы несколько по-другому увидите те же самые факты — а главное — заметите все те обстоятельства, благодаря которым они стали возможными в том же Китае.

Вот Никита верит в идеалы. В идеальных мастеров, питающихся святым духом, в школы, существующие без залов и снарядов, в преданных учеников, которые всегда поддержат учителя. И придут к нему на голое место и станут мастерами — на голом месте. Утверждает, что так оно и было в Китае — и так оно и должно быть сегодня у нас.

А сколько стоит один боксерский мешок? Деревянный манекен? И будет ли хуже, если у вашего учителя будет зал? СВОЙ зал — просторный, светлый и чистый? И в зале будет висеть не один такой мешок, а два? Хуже будет? Ну а если целых десять — совсем плохо будет, да?

Хуже ли будет, если у учеников будет нормальная снарядная наработка, которой сегодня у нас лишены практически все «восточники»? А ведь во многом благодаря этому их БИ так и не становятся реальными!

И уж наверное просто ужасно будет, если при зале будет библиотека, в которой ученик сможет взять только что вышедшую книгу или свежий номер «Додзе», «Русского стиля» или «Блэк белта»? Если можно будет посмотреть и разобрать с учителем учебный фильм? Снять свой? Пригласить на семинар какого-нибудь интересного мастера?

Очевидно, это будет плохо, вредно, мерзко, беспринципно и совершенно ненужно, потому что на все это нужны деньги. Много денег.

Вам жалко на это денег, Никита?

Неужели Никита считает, что это все — лишние вещи, и без них работать «правильнее»? Пусть тогда спросит у своего учителя — что выбрал бы он? Пусть подумает — сколько преданных учеников может быть в таком клубе и сколько будет в парке? И — что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО будет развитием и популяризацией ушу, а что — упрямым снобизмом и сугубо «личным делом» отдельно взятого фаната? И если уж в Китае «не знали БИ» — то уж не от такого ли к ним отношения? А?

О том и разговор, о том и разговор… Для того, собственно, он и затевался — я об этом сразу сказал.

Только не надо снова заводить насчет того, что «истинный мастер, мол, и в парке сможет, а дурак и в самом лучшем зале облажается». Это ведь лишь для красного словца, чтобы ни за что не соглашаться со мной — не так ли?

А на деле ежу понятно, что в ТАКОМ зале даже дурак сможет чему-то научить, — это точно.

Ну а почему обязательно дурак? А если в этом зале будет мастер? Что тогда?

И что плохого в том, что такой зал хочу сделать я? Или вы считаете меня глупее среднестатистического дурака?

Я уже говорил: все просто, как и везде — кто хочет, тот участвует, кто не хочет — идет мимо. Не мешает, хотя бы. Я-то по крайней мере знаю (и не скрывал никогда), чего хочу и зачем пишу — а вы? Это ваше «личное дело», да? По-моему, если уж мы пишем что-либо для всеобщего обсуждения, это тут же становится «личным делом» каждого читателя — иначе незачем и писать. Ну есть у тебя учитель — хорошо, я тебе завидую (если тебе именно это нужно); ну не нужен тебе клуб — так тебя туда никто силой и не тащит. Зачем это повторять к месту и не к месту?

Есть другие, те, кому он нужен. И их ОЧЕНЬ много. Тех, кто с вашим учителем, например, захочет встретиться — и нормальный зал, специально оборудованный, для этого будет куда как удобнее, чем парк. Вам же самому своего учителя неужели не хочется туда привести? А семинары — их вы тоже в парке устраивать будете? А приезжих мастеров, если все-таки найдутся такие альтруисты, — под кустами на ночлег размещать?

Они, что примечательно, почему-то за бесплатно работать не хотят. Удивительный факт, вы не находите? Больше всего любят сорвать куш по семинарам — а потом трава не расти. Особенно мастера с мировым именем. Никак не пойму — почему это? Не те книжки читают, наверное. Так некоторые вообще не читают никаких книжек. А деньги — любят. Надо полагать, что они тоже «не знают» БИ. Таких, «настоящих» БИ, за которые денег брать нельзя. Тех, о которых рассказывают вам ваши знакомые китайцы.

Правда, Никита? :)

Кстати — а ваш учитель деньги берет?

Впрочем, прошу меня извинить, если я слишком далеко зашел. Честное слово, больше не буду. Вернемся лучше к делу.

Я действительно преследую своей писаниной вполне конкретные цели: Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ВСЕ МЫ ПЕРЕСТАЛИ МЕРИТЬСЯ, ЧТО У КОГО ДЛИННЕЕ, А ЗАНЯЛИСЬ БЫ НОРМАЛЬНЫМ РАЗВИТИЕМ БИ — ВСЕХ БИ! ЛЮБЫХ БИ! — В НАШЕЙ СТРАНЕ, раз уж мы считаем себя энтузиастами и специалистами. Со здравым и критическим подходом к делу. Настоящим развитием — не по подвалам и паркам, а в нормальных рабочих условиях. В специально оборудованных залах и удобных клубах, куда людям хотелось бы прийти и просто так, посидеть и пообщаться.

У японцев есть Кодокан — почему у нас нет ничего похожего на аналогичное заведение? Почему японцы могут нормально общаться между стилями и школами, делиться секретами, а мы друг другу не верим и мешаем? Почему я не могу сказать каратисту или славяногорцу о моем взгляде на его технику, не вызвав сразу же неприятие и обиду? Почему у них БИ регистрируются как национальное достояние, а у нас на них смотрят как на времяпровождение, причем пустое? Почему мне приходится «не любить» айкидо и «любить», например, ба-гуа? Если будет нормальный обмен информацией, то практически каждое БИ будет поддерживать и питать другие, и такие вопросы просто не возникнут. Вспомните конец восьмидесятых: разве тогда мы делали какие-либо различия? Хватались за любую информацию, изучали все подряд, пробовали любые техники, и с радостью делились друг с другом, если что-нибудь получалось…

Неужели это было неинтересно или плохо? Почему бы не создать такую же атмосферу сейчас — но на новом, более высоком уровне, обладая нашими сегодняшними возможностями, навыками и информацией?

Нам фактически придется заново создавать целую культуру, поскольку культуры в нашей стране нет — ни БИ, ни вообще никакой. О каких традициях можно говорить, если большинство народа не знает даже, как правильно похоронить покойника? Как свадьбу сыграть? Где уж тут искать национальную культуру БИ, если даже такие вещи уже теряются…

Если мы хотим, чтобы наши занятия не пропали впустую, то мы ДОЛЖНЫ создать свою культуру. Хотя бы культуру БИ, например, раз уж мы все здесь ими увлечены и готовы для них что-то сделать. Не только в смысле этики общения, нет — нужно создавать целый конгломерат «само собой разумеющихся» отношений, который сможет повлиять на общественное мнение. Кришнаиты общаются с кришнаитами, создают клубы, детские лагеря, обмениваются новостями, отмечают какие-то праздники. Христиане всех толков делают так же. Это правильный подход — они не чувствуют себя одинокими, они создают свою культуру. Целенаправленно не допуская в свою среду того, что может ее разрушить. Так чем мы хуже, в конце концов? Или нам не во что верить? Или нам нечего друг другу сказать? Нечем вместе заняться?

Может быть это звучит наивно, но надо доверять друг другу, расширять круг общения, вовлекать в него новых людей, создать условия для обмена опытом и наладить наконец этот самый обмен. Если мы с вами займемся этим, то будет чем гордиться и нам. И народ вместо наркоты и бухла опять пойдет в залы. И там будут преподавать не дикие энтузиасты, а знающие профессионалы — наши же, из нас с вами, потому что у нас наконец-то появится возможность заниматься этим действительно профессионально. И русских будут уважать не за одну пьяную удаль и непредсказуемость поведения.

Я раскручиваю свой КОНТЭН именно с этой целью — и пишу все свои статьи и заметки (тенденциозные и предвзятые, несомненно) только с этой целью. С той же целью пытаюсь встречаться с вами, с той же целью отвечаю на ваши вопросы и не держу секретов. И, кстати, в своем клубе на Щукинской постоянно проводил семинары других мастеров — именно для этого. И в новом клубе, если он состоится, буду делать так же.

У меня есть цель. У моей жизни есть смысл.

А лично мне надо не так уж много — чтобы семью одеть-накормить да по квартирам не шататься. Иметь постоянный телефон, как любой нормальный человек. Ездить на те же семинары, в конце концов. И заниматься любимым делом, получая за это нормальную зарплату — чего и всем вам желаю.

Ладно, пусть я дурак и слишком широко разинул рот. Ну и ладно.

Но почему бы не попробовать?

Что выйдет — то выйдет: однако никто не сможет сказать, что я не пытался.

С уважением ко всем.

ЮЮ.

 

Похожие статьи:

ПсихологияЦели боевых искусств

ПсихологияГлавный вопрос боевых искусств

ПсихологияО связи дзен с боевыми искусствами

История корейских боевых искусствБоевые искусства Трех Королевств

История корейских боевых искусствБоевые искусства объединенной Кореи

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!