Найти на сайте: параметры поиска

Тренажерная наработка и реакция

7 июня 2012 - Сенчуков Ю.Ю.
article111.jpg

В советах по «наработке реакции», даваемых «специалистами» по самым разным боевым искусствам, часто встречаются упоминания об «отработке защиты от случайного удара». Для этого рекомендуются «крутые» упражнения, вроде наиболее эффективной отработки уклона при помощи палки с привязанной к ней вилкой или футбола с мячом со смещенным центром тяжести, траектория которого способна непредсказуемо меняться. Идея упражнений заключается в том, что ученик якобы обучается быстро отражать внезапные атаки и потому чувствует себя в бою увереннее. Особенно часто подобные упражнения анонсируются в российских стилях-«новоделах», как некий уникальный козырь их методик. Апофеозом, конечно, является «наработка защит» с тренажером, который непредсказуемо лупит вас конечностями, сделанными из пневматических шлангов, в которые из компрессора случайно подается воздух. При этом «изобретателям» неважно, что эти конечности не имеют суставов, что траектории ударов непохожи на те, которые встретятся в бою, или что обе «ноги» могут ударить одновременно без изменения положения корпуса – на такие мелочи они не обращают внимания. А между прочим именно по таким мелочам, без которых не может обойтись ни один живой человек, и отслеживаются его движения, собирается вся информация для развития навыка «чтения» противника. Именно чтения – а вовсе не «предвидения».

 

Я считаю такой подход к обучению в корне неверным, поскольку он не способствует развитию боевых навыков, а скорее наоборот, тормозит их прогресс, и мешает формированию правильных психологических установок. Многие люди, тренирующиеся подобным образом, могут возразить: «Нет, упражнение не может быть плохим – я его всегда применяю, мой учитель его применял, и наши ребята берут призы на соревнованиях!» Но когда мы говорим о подготовке бойца, речь всегда идет не об одном упражнении, а о целом их комплексе, и определить, какое именно упражнение оказало влияние на ученика в данном случае, редко представляется возможным. И в любом случае, мы не можем «отмотать» время назад и проверить, каковы были бы успехи тех же самых людей, если бы этого упражнения в методике не было.

Одна из самых больших проблем боевых искусств состоит в том, что большинство людей, вынужденных выбирать, чем и у кого заниматься, какие навыки развивать и какими упражнениями наполнять свою тренировку, попросту не владеют достаточной информацией в этот главный момент, который определяет весь их дальнейший путь и их дальнейшую судьбу.

Ну а потом когда уже столько травм получено и столько времени потрачено - как бросить то, что «наработано» за все это время, как отказаться от этого "опыта" - если другого нет? Снова почувствовать себя новичком? На это отважится не каждый.

Такое состояние дел называется «памятник геморрою». 

Человек вложил во что-то огромное количество средств и сил, строил и строил - но с течением времени обнаружил, что совершил ошибку, и вся громоздкая постройка попросту не нужна. "И что же теперь - вот так все и бросить?" - гневно вопрошает он. Нет, ни за что! Тем более что он "привык справляться с трудностями". И он с удвоенной энергией продолжает громоздить новые этажи, тщательно вылизывает и полирует старые, "чтобы все выглядело как надо" - хотя новые затраты несоизмеримы с полученными выгодами.

Именно так возникло и по сей день возникает такое огромное множество "традиционных стилей", при детальном разборе которых диву даешься количеству канонизированных ошибок и глупостей.

И бесполезно пытаться выпрямлять эти загибы и прояснять те двусмысленности и разночтения, которыми пестрят пособия по БИ, тем более что каждое слово уже бросает на кого-то тень, уже способно кого-то оскорбить - и тем самым «отключить» способность объективного восприятия информации.

Но мы можем зайти с другой стороны, и разобрать, для чего собственно нужны снаряды, как они применяются и как создаются.

Смысл снаряда - любого! - состоит в том, что он должен правильно выставлять усилия при наработке, и развивать вашу способность выполнять эти усилия быстро и сильно. То есть, наилучшим образом организовать «принятие частями вашего тела в определенный момент строго определенного положения». И чем больше та скорость, с которой вы работаете на снаряде, или та которую вы хотите выставить, тем более важно, чтобы эти положения были стандартными, не имели побочных, непредвиденных инерций. Ведь только при этом условии вы сможете четко проходить через «контрольные точки» с минимумом коррекций, - то есть без потерь скорости и силы.

Именно для этого собственно снаряды и нужны - чтобы создать условия для многократного воспроизведения тех положений, которые в стиле считаются эталонными. Именно такое многократное воспроизведение одних и тех же положений создает устойчивую привычку, или навык, «проходить» в бою именно через эти положения.

Намерение же «отбивать случайные удары», происходит из профанского восприятия боя, когда противник не воспринимается вообще или воспринимается как темная неопределенная "туча" на горизонте, а сам "боец" видит и ощущает только его кулаки и ноги, появляющиеся ниоткуда и непонятно как, под неожиданными углами. (по КОНТЭНовской поговорке: "лох видит только то, что чувствует между глаз")

Такое же восприятие боя руководит вами, когда вы пытаетесь развить "реакцию" неизвестно на что. Именно так изобретается тренажер, с руками не имеющими суставов и ногами, не нуждающимися в опоре, хлещущими неизвестно откуда и неизвестно куда. Это ошибочный, тупиковый путь, насколько бы далеко вы по нему не продвинулись.

Дело в том, что только необученному человеку кажется, что противник способен двигаться хаотично и непредсказуемо. Он не пытается разобраться – он закрывается, прежде всего, психологически. Именно поэтому задача защититься хоть как-то для необученного человека кажется самой важной – ему не до атаки, атака откладывается «на потом», когда будет время, или «когда противник совершит ошибку» Как будто противник даст ему это время или обязательно будет совершать еще большие ошибки, чем он сам – то есть, окажется еще большим профаном. Надеяться на это попросту глупо – но многие люди надеются, просто потому, что не могут себе представить ничего другого. 

На самом деле руки и ноги противника, даже необученного, всегда двигаются по приблизительно одинаковым траекториям. Это и неудивительно – ведь он тоже человек, и все его движения производятся теми же человеческими мышцами и суставами, что и у вас. Каким бы суперстилем вы ни занимались, у вас третья рука не вырастет и новые суставы не появятся. Сколь бы упорными ни были тренировки, они не могут изменить нашу «конструкцию». Человек может научиться двигаться быстрее, бить сильнее, держать удар, который искалечил бы нетренированного – но изменить строение своего тела и механику своих движений никто из нас не в силах. Траектория движения локтя определяет и ограничивает движения предплечья, а движения предплечья в свою очередь определяют и ограничивают возможные движения оружия. Так же и наработки на противнике и на снаряде должны учитывать друг друга, и подпирать друг друга. И если мы хотим добиться именно спонтанного применения стилевой техники, в особенности, сложной техники, то эта «подстройка» должна нарабатываться именно к человеческой анатомии. То есть, и тренажеры, на которых вы работаете, должны ей соответствовать.

Опыт, приобретаемый в спаррингах, ценен как раз тем, что боец, наблюдая за движениями противника, раз за разом видит похожие движения, и постепенно получает способность по их началу предугадывать, чем они закончатся. Но не только в предугадывании дело: в спарринге параллельно идет развитие собственных навыков движения, навыков изменения положения своего тела таким образом, чтобы контратаку или защиту можно было начать раньше и выполнить наиболее эффективно. Из этого и вырастает то, что можно назвать «предвидением мастера», - то есть, способностью предугадывать действия противника и «принимать» их с помощью заранее наработанных «заготовок». Но непосвященным всегда кажется, что «настоящий мастер» способен предвидеть вообще любые события, без каких–либо предварительных данных. Точно таким же «колдовством» для них является работа хорошего врача, компьютерщика или иллюзиониста. Это впечатление возникает у них только потому, что сами они об этих промежуточных деталях не знают, и их не замечают. Психология людей такова, что «все, чего они не видят, для них не существует». Все, о чем они не знают, соответственно, тоже. Что же касается большинства спортсменов, то их тоже никто не обучает закономерностям движений: им показывают только те действия, которые необходимо совершить, чтобы получить оценку, и заставляют их многократно повторять, надеясь, что все необходимое каким-то образом вырастет само. При этом подходе действительно что-то вырастает, но почти все тактические хитрости, почти все подводящие к этим действиям они постигают только через личный опыт, а потому зачастую не осмысливают свои действия, и не осознают, почему им захотелось среагировать именно так: «Вот просто почувствовал – и все». Проблема в том, что при развитом теле сознание и восприятие зачастую остается неразвитым, профанским. В результате развитие собственных двигательных программ остается для них непонятным – или они вообще не думают об этой стороне обучения. И когда потом они сами начинают сами придумывать упражнения на «предвидение неожиданных атак», то стараются прежде всего сымитировать «неожиданность» - а иначе, какое же будет предвидение, без неожиданности? При этом они пытаются развивать «предчувствие», создавая упражнения по подобию тех, которыми накачивали силу. Идея упражнения незатейлива, как оглобля: мол, если у человека будет особенно сильная мотивация, он сможет практически все. Одно из этих упражнений было в свое время продемонстрировано в киножурнале Ералаш, под названием «бразильская система»: парня, желавшего стать хорошим вратарем, поставили перед огромной стеклянной витриной, а потом стали бить по этим «воротам» пенальти: «не дай бог не поймаешь». Но в фильме это все закончилось так, как и должно было неизбежно закончиться – разбитой витриной. 

Те, кто надеются на чудеса, или на «раскрытие скрытых ресурсов в экстремальных ситуациях», не желают замечать, что постоянно путают в них УМЕНИЕ с СИЛОЙ. Обратите внимание – в качестве «научного обоснования» для этой убежденности используются одни и те же байки о том, как мать подняла машину, под которую попал ребенок, или как человек, спасаясь от быка или злой собаки, перемахнул четырехметровый забор. Дескать, «в человеке дремлют неизведанные ресурсы, и нужно только по-настоящему захотеть, и они включатся». Большинство людей не имеют ни малейшего представления о том, что кроме силы в любом движении присутствует еще и некая двигательная программа – а для тог о чтобы провести, к примеру, бросок, или выстроить правильную защиту, нужна программа очень сложная. 

Как же относятся к подобным чудесам действительно опытные бойцы? А вот как: известен случай, когда самураи, для того чтобы проверить одного подозрительного монаха, неожиданно пустили ему навстречу по узкой горной дороге отару овец. И когда монах вдруг проявил «скрытые ресурсы» и начал через этих овец ловко перепрыгивать, расстреляли его из луков – потому что получили очевидное доказательство, что этот человек вовсе не безобидный священнослужитель, а специально натренированный шпион.

Ресурсы? Может быть, они и есть, но прыжок от быка через забор использует все ту же программу прыжка (не говоря уж о том, что человек вполне мог залезть, а не запрыгнуть, просто не помнит этого). Женщина подняла машину? Почему бы и нет – машина была маленькая, а женщины «в русских селеньях» встречаются очень большие. К тому же никто не указывал, как в этой машине был распределен груз – возможно, тяжесть в результате аварии была смещена таким образом, что перевернулась чуть ли ни сама. То есть, значение «скрытых ресурсов» неоправданно преувеличивается. 

Если бы «скрытые возможности» имели то значение, на которое рассчитывают их искатели, то в ситуациях боя насмерть неопытные люди побеждали бы опытных. К сожалению, именно это часто показывается в кино, откуда «массы» черпают свои представления о реальности. Странное дело, никто почему-то не задает простой вопрос: если у неопытных людей в экстремальных ситуациях открываются ресурсы, то опытных-то почему не должно происходить то же самое? У них что, таких ресурсов нету, что ли? А если они есть У ВСЕХ людей, то за счет чего возьмется преимущество?

Давайте разберем все с самого начала.

Если вы хотите достичь чего либо, вы должны выбрать НАПРАВЛЕНИЕ и метод. Методы должны точно соответствовать избранному пути. Идти одновременно в двух направлениях НЕВОЗМОЖНО. Лететь и одновременно ползти - тоже. 

То есть, если вы хотите продвигаться по пути изучения, вам необходимо выбрать тот вариант методики, который вы считаете правильным. И принять ответственность за свой выбор. Непродуманная и необоснованная ересь опасна прежде всего тем, что она НЕ НУЖНА. Она увеличивает количество вариантов выбора БЕЗ НЕОБХОДИМОСТИ.

Методика состоит в том, чтобы делать то, что надо, так, как надо и тогда, когда надо. Но для этого нужно знать, что, где и когда надо, не так ли?

Что такое хорошая методика применительно к снарядной тренировке? Это такая организация учебного процесса, когда:

1. каждое упражнение и каждый снаряд находятся на четко определенном месте, и выполняют четко определенные задачи.

2. Эти упражнения и эти снаряды используются на всем протяжении обучения, становясь ПРИВЫЧНЫМИ, освоенными - и позволяя навыку крепнуть и развиваться.

3. Благодаря такому подходу мы можем не делать лишнего и укреплять нужное, за счет чего сокращается срок освоения каждого отдельного навыка и 

4. образуется ясная, недвусмысленная система рефлексов, позволяющая реагировать быстро и решительно. 

Это важный момент, поскольку если есть сомнения, реакция всегда будет запаздывать, а действие будет неуверенным, слабым. Как вы сможете выстроить структуру, если не знаете точно, что именно придется делать? 

Поэтому такие задачи и упражнения, как ловля "случайных" или криволетящих мячей, или отбивание "неожиданных" и случайных ударов при обучении будут все время ориентировать ученика на выжидательную тактику, на оборону прежде всего – а атаковать он будет лишь тогда, когда «есть время». Ну ладно, для новичков, обменивающихся одиночными тычками, это еще как-то сойдет – но что же будет дальше? Что будет, если противник начнет атаковать сериями, сознательно разменивая первые удары на прорыв защиты, если он активно начнет «отталкиваться» от ваших защит используя их как ступени? Чем вам поможет ловля мячей?

В бою вам не придется ловить мячи. В бою все, что летит в вас, имеет четко определенные суставы и плотно приделано к противнику. И если не ловить мячи, а вместо этого правильно атаковать противника, то и "мяч не прилетит". В правильно организованном бою все попытки обмануть вас ПРЕСЕКАЮТСЯ, а не ОЖИДАЮТСЯ.

То есть если бы у ученика была возможность сбивать "подавателя" на фазе подготовки к удару по мячу, то я признал бы такое упражнение полезным.

В бою не должно быть неожиданных или случайных ударов. Как можно говорить о каком-то ВАШЕМ контроле, если противник способен нанести удар, которого вы не предвидели, по траектории, которую вы не контролируете? Если они возможны, то это уже не владение ситуацией, уже НЕ КОНТЭН – просто потому, что "контроль энергий" в данной ситуации ОТСУТСТВУЕТ. 

Если вы хотите научить человека быть бойцом, вы должны научить его АТАКОВАТЬ, гася возможности атаки противника в зародыше - то есть проявлять и перехватывать инициативу. "Ловля блох" же, подобная вашей, приучает его стоять и ожидать действий от противника - то есть целиком передает инициативу противнику. Если противник атакует сериями, (как это сегодня делает, к примеру, практически каждый боксер), то возможно, первый удар вы отобьете - но если противник правильно обучен, это уже поставит вас в строго определенное положение, которое НУЖНО ЕМУ для второго удара. И его вы отбить уже не сможете, поскольку все инерции и положение тела будут против вас.

Ведь именно для того и придуманы были серии. Они стали повсеместно господствующей тактикой в том же боксе, и в ушу, потому что противник, реагируя на каждый удар НЕ МОГ встать иначе - и в результате, хотел он того или нет, оказывался под боем.

А установка на "ловлю нежданчиков" при этом благополучно отмерла. Потому что их не бывает, неожиданных, не должно быть - или вы еще не боец. Если вы не хотите драться, не деритесь вообще. Ибо "драться - плохо". Если же вы хотите ПОБЕДИТЬ, - бейте первым, бейте в руки, в ноги, не давайте прицелиться, не давайте финтить - и никаких "нежданчиков" не будет. Вот, кстати, и секрет того, как и почему боксеры били каратистов во многих товарищеских встречах, в эпоху развития "любительского каратэ", тридцать лет назад. При этом я хочу отметить, что взгляды тогдашних каратистов на бой были подобны вашим, и многие из них тратили время на тренировках на упражнения «на развитие реакции вообще» - нарабатывая привычки диаметрально противоположные тем, которые нужны для победы в бою.

Ну а сегодня, к примеру, даже в детских секциях спортивного каратэ детишек учат не гадать, откуда прилетит "неожиданный удар", а на всякое шевеление реагировать прямой атакой. Если тренер хочет, чтобы его ученики выигрывали соревнования, это вбивается как первейший и самый базовый навык. Хотя бы потому, что защиты на соревнованиях не оцениваются. И это, кстати, один из немногих случаев, когда я согласен с разработчиками правил соревнований.

Если вы нарабатываете на тренажере какую либо связку, то вы стремитесь довести ее до такой скорости, что противник не успевает среагировать. Если он не успевает среагировать, это аналогично тому, что он не движется. Ну а если он не движется, то какая разница, тренажер это или человек? 

С этой точки зрения тренажер при обучении навыкам драки ничем не отличается от партнера. Это подтверждается всей традицией ушу и каратэ, где мастер за мастером большую часть тренировочного времени проводили, тюкая по макиваре. Но макивара эта, манекен или столб при этом делаются не наобум, а в соответствии с теми задачами, которые они должны выполнять. Конечно, они не могут полностью повторять человеческое тело и его движения – но они должны соответствовать хотя бы той части, с которой бойцу придется иметь дело, должны быть «правильно предсказуемыми».

Вообще преобладание тренажерной работы над работой с партнером находится в прямой зависимости от количества ударной техники в арсенале. Ведь ударная техника рассчитана на прямое нанесение повреждений – а если наносить повреждения партнерам, то партнеров у вас вскоре не останется. Соответственно, чем больше ударов, тем больше и снарядной работы, по отношению к работе с партнером. Если же бой чисто ударный, то вполне можно научиться правильно вырубать противника и вообще без единого спарринга. Стихийная "практика" большинства уголовников (не занимавшихся до того спортивными единоборствами) это подтверждает. Это же подтверждается опытом подготовки профессиональных боксеров, у которых снарядная наработка занимает до 80% и более тренировочного времени.

Нюанс в том, что на снаряде в этом случае нужно оттачивать и закреплять УЖЕ полученные навыки, с учетом УЖЕ изученных ВОЗМОЖНЫХ движений противника. Изучать их можно в спарринге - но он при этом вовсе не обязательно должен быть контактным, скорее наоборот. Когда из глаз сыплются искры, глаза могут не замечать важных мелочей.

Потому основой практики "чувствования" действий и реакций противника в большинстве стилей являются борьба - что примечательно, применяемая многими тренерами даже в методике подготовки боксера. Соответственно, в кунфу это туйшоу и чисао. Также широко применяется условный спарринг и бесконтактный спарринг - причем, даже в боксе. Спарринг всегда имеет четко выставленные условия, направленные на развитие определенных качеств - и вовсе не является тем "непредсказуемым" колочением друг друга по морде, которое у профанов считается "спаррингом". Спарринг-партнер у профессионалов должен выполнять строго определенную задачу – и если вдруг ему вздумается «дать сдачи», спарринг тут же будет остановлен, а если такие выходки повторяются, то этот спарринг-партнер будет отстранен от процесса подготовки.

Западные тренера по профессиональному боксу приходят в ужас, узнавая о том, что средний перворазрядник-любитель в России имеет на счету 150-200 боев. Такое количество неизбежных микросотрясений, по их мнению, не может не привести к необратимым изменениям в мозгу. Великий боксер-тяжеловес Майк Тайсон стал чемпионом мира, имея на счету всего 32 боя. О чем это говорит? О том, что он получил весь необходимый опыт в условных спаррингах и работе с тренажерами. О том, что при правильно выстроенной системе подготовки такого опыта оказалось достаточно для того, чтобы стать чемпионом. И это вполне подтверждается опытом многих тренеров даже в нашей стране.

В процессе подготовки нет цели научиться каким-то чудесам, или проверить череп ученика на прочность в паре сотен боев. Цель подготовки прежде всего состоит в том, чтобы сделать бой как можно более понятным, то есть максимально предсказуемым, обучить ученика видеть логику развития ситуации. При этом мы должны помнить что реальность - не кино, и надеяться на чудеса в ней опасно. При увеличении силы и скорости нарабатываемых приемов малейшая ошибка может обернуться серьезной травмой, которая вообще способна поставить крест на вашей карьере бойца. И именно поэтому, чем более опытным бойцом вы становитесь - тем меньше вокруг вас должно оставаться случайностей, «непредвиденностей» и «непредсказуемостей». В процессе этой подготовки тренажеры играют важнейшую роль – и именно поэтому они должны быть четко продуманными – и ПРЕДСКАЗУЕМЫМИ. Правильно предсказуемыми. Предсказуемо и узнаваемо имитирующими если не всего человека то какое то его качество или движение. 

Развив основу навыка во взаимодействии с партнером, и выставив в бесконтактном или малоконтактном взаимодействии правильность движения, вы нуждаетесь в увеличении скорости и силы, как условия этой скорости (не иначе). Не гонитесь сразу за силой, ибо такой подход убивает чувствительность, ограничивает ваш технический арсенал. Помните – сила удара зависит прежде всего от его скорости, при правильно выставленном положении тела в момент удара. Избыток силы здесь скорее помешает, а не поможет.

Пусть снаряд не во всем повторяет человека – ему вполне достаточно иметь лишь те его особенности, которые вам необходимы в данном упражнении. Снаряд имеет те неоспоримые выгоды, что всегда «держит руку» в одном и том же положении, и этим способствует более быстрому закреплению структуры. Усвоив базовую структуру, вы моделируете на снаряде несколько возможных вариантов, и на базе основного КРЕПКО УСТАНОВЛЕННОГО навыка, прорабатываете различные пути развития ситуации: "если он туда", " если он сюда". 

Вот так развивается то самое "предвидение" и организуются пресловутые "заготовки", которые учитывают ВСЕ возможные варианты развития боевой ситуации. «Рояли в кустах» не появляются ниоткуда – их надо предварительно расставить. ВСЕ расставить, причем - ибо их не так уж много. Против анатомии ведь не попрешь. Ученый, неученый, - а руки и ноги у него по прежнему человеческие. По огромному большинству «свободных» траекторий ни ноги, ни руки, ни даже оружие в этих руках, попросту НЕ МОГУТ двигаться. То есть, если кому то и пригодятся хаотически летящие мячи, или тренажер, подобнывй осьминогу, непредсказуемо хлещущему пневматическими «щупальцами», лишенными суставов - так только тому мастеру, у которого уже все вообще до полной филиграни выставлено, и ему теперь просто скучно, "чем бы таким заняться", потому что "они все одинаково падают". Вот тут то вполне возможно и пригодятся ему какие нибудь "нестандарты" подобные этим, чтобы несколько шаблоны-то поосвежить, заново прочувствовать. "Перезагрузку" произвести, так сказать. 

И то это должна быть не постоянная тренировка - а именно эпизодическая встряска, чтобы любил и ценил достигнутое постоянство, и радовался тому что слава богу, противники НЕ ТАКИЕ - а нормальные, хорошо просчитываемые люди...

А для ученика с неустоявшимся навыком подобные "неуловимые макивары" и криволетящие мячи - верная дорога к нервному срыву, если относиться к ним серьезно, и зряшная потеря времени, если заменять ими нормальные упражнения.

Почему? Да потому что как бы быстро он ни реагировал на одно движение, опытный мастер никогда не работает на одно действие. Привычка ловить отдельные удары вам выйдет боком – противник это поймет в момент, "дернет" вас финтом, поставит "как надо" - и хлопнет, как муху. Из этого и состоит кунфу, о каком бы стиле ни шла речь.

Навыки удара по человеку нужны не для наработки силы удара, а для развития умения «угадать момент» и преодоления психологического "запрета на агрессию". Кираса для такой наработки - самое то. Но не боксерские перчатки! Если вы не хотите испортить навык удара, то перчаток для тренировок кунфу или каратэ все-таки лучше не применять. Навыки же управления или маневрирования можно выставить с партнером в легком контакте и даже вообще без контакта. Даже боксеры в процессе подготовки используют бесконтактный спарринг, чтобы ученик мог оценить свои действия без помех со стороны противника, но при этом взаимодействуя с ним.

Но потом, когда навык уже выставлен, для наработки на его основе неотразимых атак и убойных ударов понадобится нормальный тренажер, который принесет гораздо больше пользы чем человек. Ставить удар по конечностям - для этого есть снаряды, которые должны повторять движения и положения конечности, то есть быть предсказуемыми. В этом и заключается их самое главное качество, самый главный «антропоморфизм». Если же кто-то считает антропоморфизмом пустотелые шланги без суставов и непредсказуемость движений, то это значит лишь то, что он сам не понимает, откуда и когда может ударить противник, то есть, боевой опыт у него либо отсутствует, либо ошибочен. Выслуга лет здесь ни при чем: можно и двадцать лет прозаниматься такими упражнениями, в итоге ничему полезному не научившись. Двадцатилетний опыт наработки по неверной методике не стоит ни гроша, если существует метод, позволяющий научиться делать что-то за меньший срок и гораздо лучше.

Эту проблему нужно решать и можно решить, указанным мною способом - но не воспроизводить ее у других людей, тиражируя подобные упражнения.

Примечательно то, что груши и макивары, которые есть в продаже, двигаются по предсказуемым траекториям, - и являются полезными снарядами, именно по этой причине, потому, что ученик может приспособиться к ним. Но я неоднократно видел макивары и манекены на пружинах, сделанные "самоделкиными" по соображениям «наработки непредсказуемости» - и всегда убеждался, что такие снаряды больше портили, чем помогали, а при сильном вложении или скоростной работе портили занимающемуся руки и порождали страх перед ударом, делали технику неполноценной, скованной. Потому что макивара, которая движется как попало, либо вынудит вас бить слабо, чтобы хоть как то иметь возможность учитывать ее возможные движения, либо покалечит вам руки так, что вы вообще не сможете заниматься.

Сама постановка задачи на таких тренажерах будет побуждать ученика к оборонительно-выжидательному стилю ведения боя, что уже проигрышно. Обороной бои не выигрываются. Так что, выходит снаряд тем и полезен, что он ПРЕДСКАЗУЕМ. А если он непредсказуем, то он ВРЕДЕН и ОПАСЕН.

Но упрямого невежду все равно не переубедить - он имеет полное право ломать себе руки и психику, как ему вздумается, и тратить свое время, как ему вздумается. 

 

Похожие статьи:

КОНТЭННокаут – его причины и условия.

КОНТЭННокаут в сердце - продолжение разговора об оптимальной технике

Обзоры боевых искусствРешает бокс?

КОНТЭНСнарядная наработка и спарринг в тренинге боевых искусств.

КОНТЭНО доспехах

Комментарии (6)
Yeti # 21 июня 2012 в 08:14 0
Я правильно понял, что тренировочный осьминог надувается воздухом и плавает в бассейне? А кто так защищается - американские "морские котики" или итальянские боевые пловцы? Аквалангисты отрабатывают удары ножом или только защиту от ударов и удушений? Очень интересно посмотреть фотографии smile
Сенчуков Ю.Ю. # 21 июня 2012 в 08:21 0
Задайте вопрос точнее.
А то, сдается мне, вы вешаете на меня тех же "собак", которых я и сам гоняю.
Причем тут аквалангисты? Они должны драться с осьминогами?
Фотографии чего? Неверных упражнений?
Yeti # 21 июня 2012 в 08:36 0
Извините уважаемый Юрий Юрьевич, меня интересуют фильмы и книги по тренажерам для рукопашного боя (отработка ударов ножом, штыком и прикладом), как на суше, так и на море. Предположил, что здесь имеются фотографии тренировок военнослужащих НАТО с искусственным осьминогом. Ведь акулы и осьминоги опасны для боевых пловцов, равно как и аквалангисты противника.
Чайник # 30 июля 2012 в 10:38 0
"Ну а сегодня, к примеру, даже в детских секциях спортивного каратэ детишек учат не гадать, откуда прилетит "неожиданный удар", а на всякое шевеление реагировать прямой атакой. Если тренер хочет, чтобы его ученики выигрывали соревнования, это вбивается как первейший и самый базовый навык. Хотя бы потому, что защиты на соревнованиях не оцениваются. И это, кстати, один из немногих случаев, когда я согласен с разработчиками правил соревнований."

Что-то я не понял. Сколько раз было говорено-написано о том, что "за защиты очков не дают" в негативном смысле, дескать, таким образом техника выхолащивается - а теперь смысл обратный.
Хорошо бы прояснить этот момент. Можно даже отдельную статью об этом написать :о)
Сенчуков Ю.Ю. # 9 августа 2012 в 19:49 0
А, понял о чем вы. "Защита", а точнее, "блок", то действие рукой которое воспринимается как "защита", на самом деле есть активная атака. Чего? ВОЗМОЖНОСТИ противника атаковать.
Другими словами, блок технически ничем не отличается от атакующего действия, и, если не встретит на пути руку противника, должен закончиться на его корпусе или голове, как вполне нормальный удар.
Проблема здесь в том что большинство таких ударов запрещено правилами. И вот с этими запретами составителей правил я по-прежнему не согласен, поскольку в этом и усматриваю выхолащивание технического арсенала.
Yeti # 18 августа 2012 в 17:03 0
Привет истинным бойцам! У кого-нибудь имеется лишняя книга авторов Попенко и Лялько "Тренажёры"? Они ученики Кадочникова или Васильева? Какие книги и фильмы можете порекомендовать ещё по тренажёрному тренингу?